10 апреля 2020, пятница
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Такова жизнь!

Тыльная сторона войны

12-03-2020

В войну масложиркомбинат перешел на «коктейли Молотова»

Мы продолжаем серию публикаций, посвящённых трудовому подвигу нижегородцев, в которых будем рассказывать о предприятиях, где ковалась победа в годы войны.

…С началом боевых действий на фронте даже такое мирное предприятие, как масложиркомбинат, перешло на военные рельсы. Было закрыто производство туалетного мыла и стирального порошка. Завод начал выпускать сухой спирт для приготовления пищи в полевых условиях, порошок для «коктейля Молотова» и твёрдый жир для блокадного Ленинграда.

 Мыло для партизан Белоруссии

Производство хозяйственного мыла не прекращалось никогда. Но во время вой­ны было очень трудно с сырьем. Растительные масла везли с Дальнего Востока и из Средней Азии, а синтетические жирные кислоты тогда еще не научились производить. Недостаток сырья заставил изменить рецептуру. До войны в основном выпускали хозяйственное мыло с содержанием жирных кислот 60 процентов, в войну пришлось перейти на 40-процентное клеевое. Его варка требовала больших навыков. Для получения необходимой твердости нужна была в избытке кальцинированная сода. А когда ее не было, заменяли небольшим количеством поваренной соли.

Охлаждалось хозяйственное мыло в холодильных машинах. Получались плиты массой 50 кг. Потом их разрезали на 9-килограммовые куски с насечками – разметкой на 22 кусочка мыла по 400 граммов. Тары частенько не хватало, и мыло отгружали прямо плитами по 9 кг. Поскольку мужчин на комбинате почти не осталось, грузчиками работали молодые девушки. Они пользовались старинными приспособлениями грузчиков, которые называются «коза». Это широкая доска с четырьмя ножками, как у скамейки – две прибиты вперед, две – назад. Две ножки ложились на плечи, на две другие укладывали груз. Так девушки переносили мыльные плиты в вагон.

В начале 1942 года на комбинате вновь стали выпускать туалетное мыло. Но из-за дефицита сырья и в нём содержание жирных кислот пришлось понизить с 72 процентов до 60. Мыло получалось очень твердое и тяжелое. На поверхности были видны вкрапления белой глины. Работники старались сохранить товарный вид продукта с помощью красителей и художественной штамповки. Туалетное мыло отправлялось в основном в госпитали и на фронт. Но были и специальные заказы, например, партизанам Белоруссии – это мыло так и называлось.

Саломас тоже пришлось заменять на мылонафт и канифоль, и временами он составлял всего 40 процентов в жировом наборе.

После войны началась новая история комбината. Среди других мер по восстановлению народного хозяйства было принято решение о строительстве маргариновых заводов в нескольких городах, в том числе в Горьком, рядом с мыловаренным заводом № 2.

Группа работников комбината за доблестный труд во время войны были награждены орденами и медалями. Не вернулись с фронта 33 сотрудника, их имена высечены на стеле, что установлена на территории Нижегородского масложиркомбината. Каждый год в День Победы около нее проводится митинг в память о Великой Отечественной войне. 

Готовились к войне

В первые же дни после нападения фашистской Германии жизнь Горьковского масложиркомбината изменилась полностью. Почти все мужчины – 246 рабочих и служащих – ушли на фронт. На тяжелых работах их заменили женщины и подростки. В первую очередь предприятию пришлось взять на себя задачи заводов, которые остались за линией фронта.

«Мы потеряли несколько мыловаренных заводов в оккупированных городах. И перед нами стоит немедленная задача выпускать как можно больше мыла», – заявил тогда на общем собрании комбината главный инженер главка Товбин.

В первые же месяцы войны производство туалетного мыла и стирального порошка прекратили. Здесь стали выпускать военную продукцию: порошок «НА» – нафтанат алюминия для бутылок с зажигательной смесью (так называемого «коктейля Молотова»), сухой спирт для приготовления пищи в полевых условиях, глицерин для пороховых заводов, мыло для нужд армии, партизан и госпиталей. Также на комбинате делали состав для пропитки ткани и саломас - заменитель животного жира для жителей осажденного Ленинграда.

Позднее начальник водородного цеха Поляков организовал монтаж новой водородной печи, и комбинат стал заполнять водородом аэростаты воздушного заграждения.

Но самая большая помощь фронту началась, когда в 1941 году открыли цех дистилляции глицерина. С Харьковского глицеринового завода в Горький эвакуировали дистилляционную установку «Раймбек». Это сложнейший технический комплекс, который занял отдельное огромное здание. Директор нового цеха, а потом и всего комбината Мария Черепова сутками не выходила с завода, пока шли монтажные работы нового оборудования. Его установили всего за 41 день.

Когда заработало новое оборудование, комбинат смог весь свой технический глицерин превращать в динамитный и отправлять на пороховые заводы. Дистиллировали и глицерин, поступавший с других заводов. В то время в стране было только две установки подобного типа – на Горьковском и Казанском жиркомбинатах. Также оборудование позволило комбинату выпускать жидкость «Стеол-М», которая применялась в гидросистемах артиллерии и авиации.

Одним из самых серьезных препятствий в работе предприятия была нехватка электроэнергии и пара. Топлива не хватало, и рабочие предложили обратиться по этому поводу к Анастасу Микояну – наркому, члену Государственного Комитета Обороны, который занимался снабжением Красной армии. И нарком выделил 10 тысяч тонн торфа, а главк добавил еще 5 тысяч тонн, приказав перевозить топливо вагонами.

– За расходом электроэнергии следили очень строго. В случае ее перерасхода останавливали даже заводы, – вспоминала Людмила Хлевинская, которая всю войну проработала начальником цеха на мыловаренном заводе № 2. – А жилые дома отапливались по очереди, через 10 дней.

В годы войны был установлен 12-часовой рабочий день. Все четыре года люди работали без отпусков и очень часто без выходных. А руководство, особенно когда осваивали новое производство, переходило на казарменное положение и не покидало комбинат сутками. После работы молодежные бригады грузили готовую продукцию и участвовали в оборонительных работах. И что удивительно – не болели, просто не позволяли себе расслабиться.

Питались работники комбината очень скудно. Ржаной хлеб отпускался по карточкам. Норма рабочего составляла 800 граммов в день, служащего – 600 граммов, иждивенца – 400 граммов. Обедали в заводской столовой по карточкам один раз в день. О мясе, масле, молоке и сахаре забыли до конца войны. Особенно тяжело было в 1941-1942 годах. Рабочие вспоминали, что зарплату выплачивали жмыхом (семена после отжима растительного масла), который в деревнях выменивали на продукты. Потом заводчанам начали давать землю под огороды. И выращиваемые там картошка и овощи стали серьезным подспорьем для работников комбината.


Популярное


УСЫНОВИ НАЛИЧНИК

Необычная акция в Нижегородской области


Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ