16 июля 2020, четверг
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Развлекайка

ШПАГИ ЗВОН

19-12-2019

Кто не дал Александру Абдулову сыграть Д’Артаньяна

Фильм «Д’Артаньян и три мушкетёра», которому на днях исполняется 40 лет, снимался тяжело. Бюджет был нищенский, нормальная техника отсутствовала, с актёрским составом полнейшая чехарда. Одних, уже утверждённых, исполнителей заменил сам Юнгвальд-Хилькевич, другие отказались от ролей сами.

Как же снималась легендарная картина? И кто из знаменитых актёров в ней так и не снялся?

Пора-пора-порадуемся на своём веку

Изначально на роль Д’Артаньяна был утверждён Александр Абдулов. На него уже были сшиты костюмы, и режиссёр подбирал остальных исполнителей под фактуру актёра. Но на съемках «Кинопанорамы» режиссёр увидел Михаила Боярского и, по собственному признанию, оторопел от его темперамента. На тот момент в картине была свободна только роль Рошфора. На неё Юнгвальд-Хилькевич и пригласил Боярского. Тот ответил, что в таком фильме готов сниматься даже гвардейцем. Но до этого дело не дошло.

Едва съёмочная группа увидела Михаила Боярского в костюме, всем стало ясно – Д’Артаньяна будет играть он.

Роль Рошфора в итоге досталась Борису Клюеву.

– Я помню, когда Хилькевич меня увидел, он сделал такое лицо, что я сразу понял – не подхожу, – рассказывал сам актёр. – Но я решил пробы пройти. Пусть он меня не возьмёт. Но никто не скажет, что я плохой артист. Пробовали всех целый день. Меня игнорировали. Но как бы режиссёр ни хотел, раз меня вызвали, пробовать всё равно надо. Однако меня всё равно не утвердили. Но так как это был заказ Центрального радиотелевидения, то все пробы прошли в Москве. И там меня уже утвердили на роль.

Атоса изначально должен был играть Шерлок Холмс отечественного кино Василий Ливанов. Были проведены удачные пробы. Но Ливанов, известный своим сложным характером, вдруг исчез и больше не появлялся. Пробы Юрия Соломина режиссёра не устроили, и тогда Хилькевич вспомнил об актере «Таганки» Вениамине Смехове, который поразил его в роли Воланда в спектакле «Мастер и Маргарита».

На роль Портоса пробовали Георгия Мартиросяна, но, по словам Юнгвальда-Хилькевича, он с самого начала хотел снимать Смирнитского.

– За два месяца до получения приглашения на пробы я сломал ногу, – рассказывал нам Валентин Смирнитский. – К тому моменту я ходил уже без костылей, с палочкой, но в гипсе. Поскольку я комплекцией далёк от Портоса, то приходилось надевать под костюм различные накладки и сапоги с каблуками.

После того как гипс с ноги сняли, актёр смог приступить к урокам шпажного боя и конной езды.

Актёра на роль Арамиса искали дольше всех. Было перепробовано огромное количество актеров, но безрезультатно. И тогда Михаил Боярский увидел в фильме «Государственная граница» актёра, который, по его мнению, прекрасно подходил на роль. Юнгвальд-Хилькевич, посмотрев фильм, с Боярским согласился. Так в фильме появился Игорь Старыгин.

Роль Миледи изначально предназначалась Елене Соловей. Та даже дала согласие, но к моменту начала съёмок оказалось, что она ждёт ребёнка, и от роли ей пришлось отказаться. Тогда режиссёр пригласил Маргариту Терехову, основательно перекроив придуманный образ, превратив Миледи в эдакого Джеймса Бонда в юбке.

Руководство Гостелерадио, правда, пыталось предложить ему сыгравшую в «Хождениях по мукам» Светлану Пенкину, но Хилькевич отказался.

На войне как на войне

А вот Ирину Алфёрову, которая сыграла одну из сестёр в «Хождениях по мукам», телечиновники всё-таки сумели навязать режиссеру. Сам же Юнгвальд-Хилькевич изначально в роли Констанции видел Евгению Симонову.

Узнав, что Хилькевич снял с роли Симонову, от участия в картине отказался и её коллега по Театру Маяковского Игорь Костолевский, утверждённый на роль Бэкингема.

Из-за всего этого Юнгвальд-Хилькевич с самого начала был настроен против Ирины Алфёровой, которая к тому же ещё и не нравилась ему как актриса.

«Эта Констанция мне всю картину испортила, она же типичная кухарка из приличного дома, хорошенькая, но вовсе не приближенная фрейлина королевы Франции. Актриса Алфёрова, по-моему, никакая», – возмущался в одном из интервью режиссёр.

К тому же актриса внешне не соответствовала придуманному режиссёром образу Констанции.

«Бонасье Жени Симоновой была бы более изысканно хитрой, лукавой, ускользающей. А Ира Алфёрова – глубоко славянский тип. И французская легкость ей не свойственна», – делился режиссёр.

Но вместо этого, как в случае с Тереховой, образ героини Юнгвальд-Хилькевич тоже пытался изменить. В итоге озвучивала Констанцию Анастасия Вертинская. В ее голосе как раз и были нужные режиссёру утончённость и лукавство.

Ирина Алфёрова не единственная, кто говорит в картине не своим голосом.

Так, Юнгвальд-Хилькевича не устраивало, что Старыгин слегка пришепётывает, поскольку Арамис в видении режиссёра был абсолютным совершенством, эдаким «рафинэ». В результате Арамиса озвучил Игорь Ясулович, чей тембр голоса практически полностью совпал со старыгинским.

У Александра Трофимова, сыгравшего Кардинала, по словам Юнгвальд-Хилькевича, был слишком тяжёлый голос и тягучая манера говорить, вдобавок он слегка заикался. «А тут был нужен светский человек, раздражительный и самодостаточный», – объяснял режиссёр. Всё это смог воплотить Михаил Козаков, голосом которого и разговаривает кардинал Ришелье.

В голосе аббатиссы режиссёру не хватило наивности, поэтому он попросил озвучить роль Лию Ахеджакову, которая, по его мнению, и придала героине очарования.

Дуэлянты, забияки...

На съёмках актёры, игравшие мушкетёров, по воспоминаниям Юнгвальд-Хилькевича, вели себя так же, как и их герои, – «дебоширили, пили безбожно, жили разгульной жизнью и оплодотворяли всё, что шевелится».

«Мы жили жизнью мушкетёров и в кадре, и вне кадра. Иногда даже путали, где мы: на съёмках или в номере гостиницы. Из жизни всё переходило в кадр, из кадра – в жизнь, мы только костюмы меняли…» – вспоминал Игорь Старыгин.

Юнгвальд-Хилькевичу пришлось проявить недюжинную волю, чтобы хоть как-то удерживать эту пьющую компанию в узде. И это при том, что сам он в ту пору, по собственному признанию, был законченным алкоголиком.

– Понимаете, мы были молоды! – делился с нами Борис Клюев. – Мише 25 лет было, мне – 33, Вале Смирнитскому – 33. Мы все были очень молоды, азартны, смешливы. Девчонки кругом, выпивка, лошади, костюмы великолепные, шпаги… Что ещё нужно! Когда мы приезжали во Львов на съёмки, собиралась тысячная толпа в основном из девчонок. Любую выбирай! Было огромное количество приключений, связанных с девчонками. Но об этом ни слова.

Сцены драк в картине ставил Владимир Баллон, сыгравший в картине де Жюссака.

Многие трюки актёры, особенно Михаил Боярский, выполняли сами. Иногда случались непредвиденные ситуации.

– Мы снимали сцену «вторая часть марлезонского балета», когда Миша убегает по лестнице, – рассказывал нам Борис Клюев. – Мы её отрепетировали с Мишей и Баллоном и объявили перерыв. Они в это время пошли, бутылочку саданули, и на жаре их повело. Поэтому, когда мы стали фехтовать, удар шпаги вышел немного сильнее, она угодила Мише в зуб и выбила его. Я не чувствую себя виноватым в этой истории, но всё равно было неприятно. Получилась глупейшая ситуация, просто дурацкая! Ему быстро всё поправили, но осталась легенда, что Клюев выбил Боярскому зуб.

Выход фильма «Д’Артаньян и три мушкетёра» на экран сопровождался серьёзным скандалом. Режиссёр картины Юнгвальд-Хилькевич серьёзно переработал пьесу Марка Розовского и Юрия Ряшенцева, которая шла в московском ТЮЗе. У авторов это вызвало неудовольствие, и они принялись жаловаться на режиссёра-постановщика в различные инстанции. Из-за судебных разборок премьера фильма в итоге отложилась почти на год.

После этого отношение Розовского с Ряшенцевым и к картине, и к самому Юнгвальд-Хилькевичу резко изменилось. И немудрено, ведь фильм сразу же снискал всенародную любовь, которой пользуется и поныне.

Нелла ПРИБУТКОВСКАЯ.


Популярное


УСЫНОВИ НАЛИЧНИК

Необычная акция в Нижегородской области


Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ