12 декабря 2019, четверг
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Горячие финские парни

28-11-2019

Кто на самом деле виноват в советско-финской войне

Ровно 80 лет назад, 30 ноября 1939 года, началась советско-финская война. Сегодня очень модно обвинять в этой войне исключительно тогдашнее руководство Советского Союза, которое якобы начало «неслыханную агрессию против маленькой и мирной Финляндии». Но на самом деле к этой войне привели очень многие причины. В том числе и очень злобный финский национализм…

Как известно, до революции Финляндия на правах Великого княжества входила в состав Российской империи. Положение Финляндии в Российской империи вообще было очень удивительным – ничего подобного мировая история просто не знает! Как сказал историк Игорь Пыхалов:

«Это было настоящее государство в государстве. Русские генералы-губернаторы были в Великом княжестве Финляндском предельно номинальными. Были полностью автономная правовая система и своё законодательное собрание – Сейм (который собирался раз в пять лет, а с 1885 года – раз в три года, при этом получил право законодательной инициативы), а также отдельное армейское законодательство – в княжестве Финляндском не брали рекрутов, зато у княжества была своя армия. Плюс отдельное гражданство, которое остальные жители империи, в том числе и русские, не могли получить. Вообще русские были здесь очень ограничены в имущественных правах – недвижимое имущество в княжестве купить было крайне сложно. Существовали ещё отдельная религия, собственная почта, таможня, банк и финансовая система...».

Мало того, что царское правительство делало всё для того, чтобы помочь развитию финской национальной культуры. С 1826 года в Гельсингфорсском (Хельсинкском) университете начали преподавать финский язык. В эти же годы начала издаваться и распространяться финская литература, причём нередко за казённый имперский счёт. А в 1918 году Финляндия получила независимость из рук большевистского правительства под управлением Ленина. Впрочем, вопрос о финской самостоятельности рассматривал ещё царский режим – помешала Первая мировая война… И какова же оказалась благодарность финнов? Поистине «безмерной»!

Кровавые мечты о великой Финляндии

В самом начале 1918 года здесь вспыхнула короткая гражданская война между местными коммунистами и их белыми противниками. Победили белые, которые устроили просто чудовищную резню не только своим красным, но и русскому населению – причём безо всякого разбора! Особо трагические события случились в Выборге. Из официальной ноты советского правительства от 13 мая 1918 года, подписанной заместителем наркома иностранных дел Георгием Чичериным:

«Здесь происходили массовые расстрелы ни в чём не повинных жителей русского происхождения, совершались чудовищные зверства над мирным русским населением, расстреливались даже 12-летние дети. В одном сарае в Выборге, как передавал свидетель, последний видел двести трупов, большей частью русских офицеров и учащихся. Жена убитого подполковника Высоких рассказывала свидетелю, что она видела, как уничтожаемые русские были выстроены в одну шеренгу и расстреляны из пулемётов… Один из свидетелей видел трупы русских в двух сараях в три яруса – приблизительно около 500 человек. Трупы были обезображены до неузнаваемости».

Впрочем, геноцидом русских молодое финское государство не обошлось. В его политическом руководстве тогда преобладали идеи финского великодержавного национализма, согласно которому Великая Финляндия должна объединить под своей эгидой все финно-угорские народы севера России, вплоть до Северного Урала. Таким образом финны вознамерились прибрать к рукам территории нынешних Карелии, Мурманской и Архангельской областей. Примечательно, что проект «Великой Финляндии» поддерживали абсолютно все политические партии и движения страны, даже левые: например, два социал-демократических политика страны Оскар Токкола и Войнма Вайно опубликовали весьма серьёзное исследование на эту тему «Большая Финляндия в естественных границах». И ведь это были не только слова…

Едва подавив своих большевиков, как верховный главнокомандующий финской армии генерал Густав Маннергейм произнёс известную «клятву меча», в которой заявил, что «не вложит меч в ножны», прежде чем не изгонит большевиков как из Финляндии, так и из российской Восточной Карелии. После чего банды финских националистов начали регулярные вторжения на советскую территорию с целью отодвинуть финскую границу как минимум до Белого моря. Советская республика, которая в это время вела тяжёлую борьбу со своими белогвардейцами и иностранными интервентами, с большим трудом отбивала эти атаки, которые буквально не прекращались на протяжении нескольких лет.

Последний такой налёт случился в конце 1921 года, когда очередной отряд финских регулярных войск вторгся на нашу территорию и захватил город Ухту, где было провозглашено марионеточное Независимое карельское государство, которое тут же обратилось к финскому правительству с просьбой о вхождении в состав Финляндии. Однако к тому времени Гражданская война в России закончилась, и регулярные части Красной армии высвободили свои силы для наведения порядка в приграничной зоне. В феврале 1922 года наши войска несколькими мощными ударами разгромили финнов, вышвырнув их за границу. Только после этого Финляндия согласилась подписать полноценный мирный договор с Советским Союзом.

Очень холодный мир

Однако финны на этом не успокоились – мечты о Великой Финляндии по-прежнему не давали им покоя. На сей раз ставка была сделана на большую войну с русскими со стороны одной из великих держав, к которой могла бы примкнуть Финляндия, чтобы потом принять участие в дележе русских земель. Эта политика определялась словами, сказанными первым финским премьер-министром Пером Эвиндом Свинхувудом: «Любой враг России должен всегда быть другом Финляндии».

Как пишет Игорь Пыхалов, придерживаясь этого нехитрого правила, финское руководство готово было вступить в антироссийский союз с кем угодно – например, с Японией, которая все 30-е годы буквально балансировала на грани полномасштабной войны с нашей страной. Из советской дипломатической переписки, июль 1934 года: «...финляндский министр иностранных дел Хаксель зондировал почву относительно перспектив нашего военного столкновения с Японией. При этом в конфиденциальных разговорах Хаксель не скрывал, что Финляндия ориентируется на наше поражение в этой войне»…

Кстати, подтверждали эти сигналы и иностранные дипломаты. Так, польский посланник в Хельсинки Франц Харват сообщал в Варшаву, что политика Финляндии характеризуется «агрессивностью против России… В позиции Финляндии к СССР доминирует вопрос о присоединении к Финляндии Карелии». А посол Латвии писал своему начальству, что «в головах финских активистов глубоко укоренился карельский вопрос. Эти круги с нетерпением ждут конфликта России с какой-либо великой державой, раньше с Польшей, а теперь с Германией или Японией, чтобы реализовать свою программу». Американский военный атташе в СССР полковник Феймонвилл докладывал в сентябре 1937 года в Вашингтон: «Самой насущной военной проблемой Советского Союза является подготовка к отражению одновременного нападения Японии на Востоке и Германии совместно с Финляндией на Западе»...

Так что неудивительны те упрёки, которые в 1935 году нарком иностранных дел Советского Союза Максим Литвинов прямо высказал финскому послу в Москве: «Ни в одной стране пресса не ведёт такую систематически враждебную нам кампанию, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведётся такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии»…

Не спадала напряжённость и на советско-финской границе. Финны предоставили свою территорию для переброски в СССР белогвардейских террористов. Однажды, в июне 1927 года, такая группа диверсантов в сопровождении финского проводника пересекла границу, проникла в Ленинград, где забросала гранатами собрание коммунистов, убив и ранив 26 человек. После чего террористы вернулись в Финляндию… Убивали наших и сами финны. На протяжении многих лет они неоднократно обстреливали нашу территорию из всех видов оружия. Один из таких инцидентов случился 7 октября 1936 года на Карельском перешейке, где финскими солдатами в упор был расстрелян советский пограничник Спирин…

Что хотели, то и получили

Таким образом, Финляндия не скрывала своей враждебности к нашей стране. Эта проблема ещё сильнее обострилась к концу 30-х годов, когда мир встал перед реальной угрозой начала Второй мировой войны. Для советского руководства было очевидно, что Финляндия вряд ли останется нейтральной стороной и конечно же попытается при удобном случае примкнуть к любому, кто будет воевать с Россией. Между тем финская граница в то время проходила буквально в пригородах Ленинграда, второй столицы нашей страны. А с финского побережья Балтийского моря очень удобно было блокировать действия советского военно-морского флота, расположенного в Кронштадте.

Между тем сами финны не скрывали имя своего вероятного союзника в предстоящей войне. Потому что резко расширила связи с нацистской Германией – причём по всем направлениям, но особенно в военной сфере. Германские боевые корабли фактически получили в финских портах вторую прописку, а в августе 1937 года торжественно приняли у себя большую эскадру немецких подводных лодок. А в самой финской столице Хельсинки немцы в самом начале 1939 года развернули так называемое «Бюро Целлариуса», шпионскую контору, которая вела тотальный шпионаж против нашего Балтийского флота и войск Ленинградского военного округа… В общем, со всеми этими неприкрытыми угрозами надо было что-то делать.

И с 1938 года начались интенсивные переговоры нашей страны и Финляндии по обмену территориями. Главными предложениями со стороны Советского Союза были: перенос границы от Ленинграда по Карельскому перешейку на 90 километров, передача нашей стране ряда стратегических островов в Балтийском море и долгосрочная аренда финского полуострова Ханко, «запиравшего» вход и выход в важный для нашего флота Финский залив. В обмен Москва предлагала финнам более обширные земли в Восточной Карелии…

Надо сказать, что у финнов были здравомыслящие политики, которые понимали озабоченность Советского Союза своей безопасностью и которые хотели оставить Финляндию нейтральной в предстоящей большой войне. И они действительно пытались найти разумный компромисс с Москвой. Однако в конце концов верх в Хельсинки одержала более влиятельная партия войны, которая наотрез отказалась в чём-либо «уступать большевикам».

Официальным поводом к войне стал так называемый Майнильский инцидент, когда 26 ноября 1939 года около села Майнила советские войска были неожиданно обстреляны с финской территории артиллерийским огнём. Всего было произведено семь орудийных выстрелов, в результате чего было убито трое рядовых и один младший командир, ранено девять человек. Сегодня финские историки, да и некоторые наши либералы пытаются доказать, что это якобы была чисто советская провокация, однако никаких серьёзных доказательств привести не могут. А если учесть, что такие обстрелы со стороны финнов бывали и раньше, то всё становится на свои места.

Обстрел явно учинили местные русофобы из числа военных в привычной для себя манере гадить нашей стране в приграничье. Вот только не учли, что на сей раз Советский Союз был настроен более решительно, чем ранее. И 30 ноября война, о которой так мечтали сторонники Великой Финляндии, действительно началась. Только воевать финнам пришлось без могучих союзников, поэтому их поражение в 1940 году стало вполне закономерным...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


Видели видео?

Выпуск  «Орла и решки» про Нижний  Новгород вышел в эфир


Сейчас читают


Дорожный беспросвет

За что экс-министр Вадим Власов лишился кресла и свободы


Корабельные новости

Новый детектив Татьяны Устиновой, возможно, будет про наше «Красное Сормово»


АРХИВ