19 января 2022, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Решалы и решальщики

21-11-2019

На прошлой неделе к восьми годам и шести месяцам лишения свободы был приговорён бывший начальник тыла Нижегородского областного Управления МВД полковник Ихтияр Уразалин. Ему вменили посредничество при передаче взятки в размере 30 миллионов рублей за прекращение уголовного дела в отношении бизнесмена Михаила Осокина. Заодно на семь лет лишения свободы условно был осужден и некий Иосиф Дриц, ещё один посредник в этом громком деле...

Сама история началась ещё в 2012 году. Тогда главное следственное Управление областного ГУВД проводило следственные мероприятия в отношении лиц, которые занимались крупным и незаконным обналичиванием денежных средств через коммерческий банк «Богородский». В центре внимания следствия был бизнесмен Михаил Осокин, который, по некоторым данным, являлся неформальным хозяином этого банка – во всяком случае офисы фирм Осокина и сам банк располагались в одном здании.

Не будем уточнять детали преступных деяний этих банковских «обналичников». Это тема отдельного большого разговора. Скажу лишь, что действовали с большим размахом. Судя по всему, это был огромный подпольный синдикат, через который по всевозможным фиктивным договорам и счетам проходили многие миллиарды рублей тёмного и весьма сомнительного происхождения буквально со всей страны. Обналичиванием этих сумм и занимались нижегородские дельцы – по данным следствия, Осокин как посредник заработал на незаконной «обналичке» только комиссионных не менее 400 миллионов рублей!

Поэтому неудивительно, что «отмывочная» контора попала в поле зрения правоохранителей.

Было ваше, стало наше

В 2012 году в офисах Осокина и в банке были проведены обыски и изъяты большие наличные денежные средства – 44,9 миллиона рублей. Против самого бизнесмена было возбуждено уголовное дело по ст. 172 УК РФ – незаконная банковская деятельность, которая грозила Осокину длительным тюремным сроком и переводом изъятых денежных средств в доход государства. Неудивительно, что бизнесмен, находившийся под подпиской о невыезде, решил сделать всё для того, чтобы замять дело.

В начале 2014 года его познакомили с отставным начальником следственной части главного следственного Управления областного МВД (СЧ ГСУ) Владимиром Воликовым, который к тому времени трудился в Москве банковским юристом. Судя по всему, Воликов – за определённую сумму – согласился на роль так называемого решалы, то есть посредника при неформальных (и незаконных) переговорах обвиняемого со следствием – на предмет смягчения или полного прекращения уголовного дела плюс возврат изъятых денег. По словам самого Осокина, во время встречи в одном из нижегородских кафе Воликов, со ссылкой на свои прежние связи в ГСУ, поведал бизнесмену, что статью обвинения можно смягчить и деньги вернуть, но за взятку не менее чем в 20 миллионов рублей. Причём половину суммы надо передать уже сейчас, а другую половину возьмут из тех самых изъятых денег. По всей видимости, этот вариант решения проблемы Осокина вполне устроил. И скоро он передал Воликову наличную «предоплату» в 10 миллионов.

Но потом довольно неожиданно на Осокина вышел другой человек, директор автомобильного рынка «Московский» Иосиф Дриц, который в нижегородских коммерческих кругах был известен своими довольно обширными связями в полицейских кругах. Как потом рассказывал Осокин, Дриц был настолько ознакомлен с деталями уголовного дела, что само по себе наводило на мысль о появлении ещё одного решалы – на сей раз уже напрямую от коррумпированных лиц в самом МВД. Цена мзды резко возросла – 40 миллионов рублей (это уже переданные 10 миллионов плюс ещё 30 из изъятых средств), самому же бизнесмену предполагалось вернуть лишь 14 миллионов.

Понятно, что Осокину это очень не понравилось, и он попытался объясниться с Воликовым. Однако тот фактически только развёл руками – мол, число коррупционеров возросло, ничего с этим не поделаешь, и посоветовал отныне иметь дела с Дрицем.

Сам же Дриц назвал главного решальщика всей этой схемы – тогдашнего начальника тыла Управления МВД полковника Ихтияра Уразалина, который и должен был организовать всю схему: улаживание по смягчению уголовного дела и мероприятия по возврату денег из здания Управления МВД. Осокин, по его словам, был вынужден согласиться.

В апреле 2014 года, как и было обещано решалами, уголовное дело со статьи 172 УК РФ было переквалифицировано на статью 171 – «незаконная предпринимательская деятельность». Эта статья куда более мягкая, чем «незаконные финансовые операции». Осокина тут же подвели под амнистию, и уголовное дело фактически было прекращено.

Тогда же прямо в здании Управления МВД ему вернули деньги. Он написал расписку о том, что получил все 44 миллиона рублей – это было одним из условий возврата оставшихся после взятки 14 миллионов. Но оказалось, что в денежных мешках было всего 11,9 миллиона наличными, которые лежали вперемешку с битыми кирпичами и кусками нарезанной бумаги – видать, чтобы создать видимость наличия в мешках денежной массы…

Называется, отомстил…

Но на этом эпопея не закончилась. Скорее всего, господин Осокин не смирился с тем, что лишился практически всех денег, особенно когда полицейские обманули его с остатком суммы, фактически украв у него ещё три миллиона рублей. Думаю, что именно он как неформальный хозяин банка «Богородский» в 2015 году инициировал судебный иск банка против Управления МВД. Мол, не все изъятые в 2012 году деньги принадлежали бизнесмену, половина суммы, 22,3 миллиона рублей, принадлежали именно банку – поэтому «возврат» всех 44 миллионов Осокину был незаконным, половину суммы следовало вернуть финансовому учреждению… Предполагаю, что тем самым бизнесмен решил наказать кинувших его коррупционеров. Забегая вперёд, скажем, что банк свой иск выиграл – в январе 2017 года после прохождения всех судебных инстанций было принято решение взыскать с нижегородского Управления МВД в пользу истца те самые 22 миллиона. Однако для самого Осокина история обернулась новым уголовным преследованием.

В 2016 году – в самый разгар судебных заседаний по банковскому иску – его вновь обвинили в незаконной финансовой деятельности, да ещё с созданием преступного сообщества, и арестовали. Тогда же Осокин написал заявление в нижегородское следственное Управление Следственного комитета России как о взятке 2014 года, так и о том, что получил тогда не 44, а только 11 миллионов. Итогом стало уголовное дело о мошенничестве в стенах Управления МВД, которое расследовал Следственный комитет с оперативным сопровождением сотрудников УФСБ. Главными обвиняемыми стали полковник МВД Ихтияр Уразалин и решала Иосиф Дриц. Им в этом году был вынесен приговор, о котором говорилось в начале материала.

Кроме того, в отдельное уголовное производство выделено дело против другого решалы, бывшего следователя Владимира Воликова – его обвиняют в том, что в 2014 году он как посредник передал, как говорится в обвинительном заключении, взятки «неустановленным должностным лицам» в ГСУ МВД в виде «нескольких сумм в размере 1 млн, 2 млн и пакета с 10 млн рублей» (10 миллионов – это скорее всего та «предоплата», которую ему передал Осокин)... А ещё возбуждено уголовное дело против бывшего следователя ГСУ Антона Шарова, который непосредственно вёл дело по «обнальщику» Осокину и который в 2014 году это дело переквалифицировал на более мягкую статью с возвратом бизнесмену денег из здания МВД. Его обвинили в превышении служебных полномочий за то, что выдал Осокину деньги, принадлежащие не только ему, но и банку «Богородский». Скорее всего, судебные решения по этим делам последуют очень скоро, с учётом судебного приговора Уразалину и Дрицу…

Кто же эти «неустановленные лица»?

Отмечу сразу – считаю все эти уголовные дела вполне справедливыми, а их фигурантов – вполне заслуживающими наказания. Включая и Михаила Осокина, который в этом году был осуждён за свои денежные операции по «обналичке» на 15 лет лишения свободы – конечно, приговор, может быть, и слишком суровый, это вопрос дискуссионный, но всё же вина Осокина вполне установлена.

Меня в этой эпопее более всего волнуют те персонажи, которые в различных следственных и судебных документах мелькают в качестве «неустановленных лиц». И действительно, если Дриц и Воликов были только решалами, а Уразалин – главным посредником, то кто же в ГСУ (или ещё где повыше) принимал взятки, чтобы потом выводить Осокина из-под уголовного преследования? Кто именно?! Не верю, что это было под силу начальнику тыла – следствие этот человек никак не мог контролировать ни по должности, ни по своему влиянию.

Может, он вступил в сговор со следователем Антоном Шаровым? Формально такое могло быть, потому что согласно нашему законодательству следователь есть лицо процессуально независимое, и только он один может принимать решение по тому или иному уголовному делу. Но это только формально, так как над каждым рядовым следователем есть более высокое начальство, которое в жизни чаще всего и решает, как именно вести эти дела, а следователь только исполняет эти решения. Вот и Шаров в ходе судебного заседания над Уразалиным говорил, что по этому делу только исполнял указания своих начальников – в частности, тогдашнего первого заместителя начальника ГСУ полковника Альберта Витушкина (до 2013 года – начальник СЧ ГСУ).

Кстати, фамилия Витушкина довольно часто мелькала в ходе судебных заседаний. Его называли самые разные люди. Например, Михаил Осокин, который утверждал, что Воликов, будучи до 2007 года предшественником Витушкина на посту начальника следственной части, даже после увольнения из органов поддерживал со своим преемником тесные отношения – по словам Осокина, якобы именно Витушкин и был связью Воликова в стенах ГСУ.

Также имя начальника следствия называл адвокат бизнесмена Сергей Зверев, который, по его показаниям, даже ездил к полковнику на переговоры о судьбе своего подзащитного прямо в здание Управления МВД… Любопытная в этой связи информация была опубликована на страницах электронного издания «Криминальная хроника», которое внимательно отслеживало судебный процесс над Уразалиным и Дрицем: «В ходе судебного заседания государственный обвинитель Ирина Кулишева зачитала рассекреченные материалы выделенного уголовного дела в отношении Владимира Воликова. Оказалось, что сотрудники нижегородского УФСБ ещё в 2013 году стали скрытно прослушивать переговоры по сотовому телефону тогдашнего начальника СЧ ГСУ Альберта Витушкина, с которым его бывший руководитель Владимир Воликов несколько раз созванивался, договариваясь о встречах...». Впрочем, что это были за переговоры, что за встречи и о чём на них шла речь, издание не уточнило.

Кроме Витушкина звучали и другие фамилии. На суде однажды назвали тогдашнего начальника ГУВД генерала Ивана Шаева, начальника ГСУ Александра Пильганова, первого заместителя прокурора области Евгения Денисова – якобы именно им и предназначалась большая часть взятки в 30 миллионов рублей. Однако ни следствие, ни суд никаких серьёзных доказательств этим обвинениям – как и в отношении Альберта Витушкина – так и не нашли…

Тем не менее эти высокопоставленные «неустановленные лица», несомненно, были. Возможно, по слухам, даже не в Нижнем Новгороде, а в самой столице. Сегодня, по нашим данным, работа по установке этих лиц продолжается. И это правильно – дело должно быть доведено до логического конца. Иначе тень позора, которая пала на нижегородскую полицию в результате всей этой истории, ещё долго будет отражаться на её репутации. А восстановить такого рода репутацию, как правило, всегда очень сложно...

Вадим АНДРЮХИН.


Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ