18 сентября 2019, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Империя солнца

05-09-2019

Как 80 лет назад наша страна заставила себя уважать

Этим материалом я заканчиваю серию статей к 80-летнему юбилею начала Второй мировой войны. На сей раз речь пойдёт о вооружённом конфликте на монгольской реке Халхин-Гол, который унёс тысячи жизней советских и японских солдат. Конфликт стремительно развивался всю весну и лето 1939 года и грозил обернуться полномасштабной войной между Советским Союзом и Японией. В условиях наращивания агрессии фашистской Германии это грозило нашей стране военным противостоянием на два фронта...

Собственно, началом конфликта послужила экспансия Японской империи на территории Китая. В 1932 году японцы оккупировали китайскую Маньчжурию и вышли вплотную к советской и монгольской государственным границам. На оккупированной территории было создано марионеточное государство Маньчжоу-го, которое Япония планировала использовать как плацдарм для дальнейшего наступления.

Японцы потребовали признать границей между Маньчжоу-го и Монголией реку Халхин-Гол, хотя реальная и признанная мировым сообществом граница проходила на 20-25 км восточнее. Основной причиной этого требования являлось желание обеспечить безопасность строящейся японцами в этом районе железной дороги по направлению к границе СССР, в районе Иркутска и озера Байкал. А так как местами расстояние от дороги до границы было всего два-три километра, то дорога, как считали японцы, находилась под угрозой со стороны советско-монгольских войск. Для обоснования своих претензий японскими картографами даже были сфабрикованы подложные карты с границей по Халхин-Голу и издан специальный приказ об уничтожении ряда справочных японских изданий, на картах которых приводилась правильная граница!

В 1935 году начались столкновения на монголо-маньчжурской границе. 12 марта 1936 года между СССР и Монгольской народной республикой был подписан «Протокол о взаимопомощи». С 1937 года в соответствии с этим протоколом на территории Монголии были развёрнуты части Красной армии. В 1939 году напряжённость на границе только усилилась. Токио стал выдвигать лозунг расширения японской империи «вплоть до Байкала». Участились нападения японских войск на монгольских пограничников, в то же время Япония обвиняла Монголию в «преднамеренном нарушении границ». А весной того же года началось уже вторжение мощной группировки японской армии...

Знать ничего не знали?

Японцы сегодня не очень любят вспоминать эту историю. Одно время японская историография пыталась полностью игнорировать сам факт этого конфликта, сведя его к «незначительному приграничному инциденту». Однако историческая реальность говорила о самой настоящей малой войне с использованием всех имевшихся на тот момент видов вооружения – одних только самолётов Япония потеряла порядка двухсот! Кроме того, в этой войне впервые проявился полководческий талант главкома советско-монгольских войск Георгия Константиновича Жукова, а это, как ни крути, один из величайших полководцев Второй мировой войны, чьё имя из истории выкинуть просто невозможно!

Поэтому японские историки со временем признали значительность конфликта, но при этом стали сочинять уже другие легенды. Одна из них гласила, что вторжение японских войск было... спонтанной акцией японского командования Квантунской армии, дислоцированной в Маньчжоу-го, а ни правительство империи, ни Генеральный штаб якобы ничего об этой акции не ведали!

Японские исследователи утверждают, что командование Квантунской армии первоначально не планировало никакого мощного военного вторжения. Ради безопасности строящейся железной дороги командование якобы лишь хотело очистить от противника спорный восточный берег Халхин-Гола. Потому и задействовало на начальном этапе всего два пехотных полка – мол, с такими силами нельзя серьёзно говорить о планах войны против Монголии и Советского Союза. Это потом, когда конфликт затянулся, Япония была вынуждена ввести две пехотных дивизии и множество вспомогательных подразделений марионеточной армии Маньчжоу-Го – всего почти 75 тысяч человек. Японские историки при этом ссылаются на то, что кабинет министров и Генштаб якобы всячески предостерегали командование армии от непродуманных шагов, которые могли бы спровоцировать большую войну с СССР.

Эти утверждения носят весьма сомнительный характер. Во-первых, японская армия, да и вся японская нация – очень дисциплинированы. Как говорят специалисты по этой стране, дисциплина, неуклонное выполнение приказов сидят у японцев, что называется, в крови и проявляются сильнее, чем даже у немцев. Без приказа сверху японский солдат даже шевелиться не станет, не то что проявлять самовольство в большой политике! Так что все разговоры о некой «самодеятельности» Квантунской армии – это явно рассуждения от лукавого. Армия наверняка действовала по жёсткому приказу из Токио. Во-вторых, сохранилось много документов, свидетельствующих, что агрессия на Халхин-Голе готовилась задолго до самого конфликта...

На границе тучи ходили очень хмуро

К примеру, у историков имеется запись беседы японского посла в СССР с генералами японской армии, датируемая 1931 годом, где прямо говорилось о том, что «твёрдой политикой в отношении Советского Союза должна состоять не столько в обороне от коммунизма, сколько в захвате Дальнего Востока и Сибири». В том же году с аналогичным заявлением выступил уже военный министр Садао Араки. А офицер разведки Генерального штаба Касахари Юкио сделал своему начальству следующее предложение: «Мы должны продвигаться, по крайней мере, до озера Байкал. Если мы остановимся на линии Байкала, империя должна рассматривать дальневосточные провинции, которые она захватит, как часть собственно территории Японии».

(Любопытно, но японские историки не отрицают факта строительства железной дороги к советской границе в Прибайкалье, которая, собственно, и стала непосредственной причиной конфликта. Но ведь эта дорога строилась именно для нападения на СССР и с явного одобрения официального Токио! Так что ни о какой «самодеятельности» тут и речи идти не может...).

Что касается Монголии, здесь захватнические планы вынашивались ещё с 20-х годов. Известен знаменитый Меморандум японского премьера Танака, подготовленный в 1927 году, где говорилось о том, что «Япония не желает допустить существования такой двусмысленной территории, как Монголия. Монголия должна быть территорией, принадлежащей нам». А в начале 30-х годов начальник особой миссии в Пекине полковник Комацубара писал в штаб Квантунской армии: «Основываясь на точке зрения империи и её большой континентальной политике, после захвата Маньчжурии необходимо продолжить захват Монголии. Монголия является важным военным плацдармом, и в отношении Монголии наша империя прилагает все усилия к тому, чтобы её захватить».

Всё это органично ложилось на мнение военного министра Араки, отмечавшего, что «по единодушному мнению военных экспертов, наступление Японии на СССР через Внешнюю Монголию будет успешней, чем через Маньчжурию». Уже в самом начале 1939 года командующий Квантунской армии генерал Уэда разработал «Принципы решения советско-маньчжурских пограничных конфликтов», смысл которых сводился к тому, что японская армия должна идти вперёд и вперёд, игнорируя любую границу с целью захвата любой территории, которая требуется империи… Таким образом, конфликт на Халхин-Голе был полностью подготовлен и спровоцирован политическим руководством Японии!

Надо сказать, что отчасти Халхин-Гол стал ответом Японии на другой серьёзный советско-японский конфликт, случившийся летом 1938 года у озера Хасан, где две недели шли тяжёлые бои. В общем-то бои на Хасане показали советские войска не с лучшей стороны. Подробнее об этом я писал в прошлом году к юбилею того конфликта – выявилась низкая боевая подготовка войск, что обернулось большими потерями, проявилась явно предательская позиция командующего войсками Дальневосточного военного округа маршала Блюхера и т. д. Но всё же полной уверенности насчёт всей Красной армии у японцев не было. И тогда было решено организовать более масштабную провокацию, воспользовавшись спорами вокруг реки Халхин-Гол. Если бы провокация удалась, то можно было бы убить сразу двух «зайцев» – захватить всю Монголию и выйти к территории Советского Союза в районе Байкала. А это ставило под прямую угрозу весь наш Дальний Восток – японский удар в направлении Байкала автоматически отсекал бы регион от всей остальной территории Союза!

Ошибочка вышла

Надо сказать, что момент для провокации был выбран для Японии крайне удачно. Японский союзник в Европе – нацистская Германия – вот-вот готовилась начать Вторую мировую войну. Советский Союз в этот момент вёл бесплодные переговоры с Западом о создании системы коллективной безопасности против Гитлера. Запад молчал, чётко намекая Германии на то, что она через Польшу может напасть на страну Советов. Запад же толкал к этой войне против СССР и Японию, фактически закрыв глаза на японскую агрессию в Китае.

В июле 1939 года, то есть в самый разгар конфликта на Халхин-Голе, между Англией и Японией было заключено соглашение, по которому Британия признала японские захваты в Китае (тем самым, оказав дипломатическую поддержку агрессии против Монголии и её союзника – СССР). В это же время правительство США продлило на шесть месяцев денонсированный ранее торговый договор с Японией, а затем полностью восстановило его... Товары и даже стратегическое сырьё продолжали поступать в Японию вплоть до начала войны с США в декабре 1941 года!

Однако все эти агрессивные планы буквально сломались о железную стойкость воинов Красной армии и Монгольской народной республики. Немалую волю к победе проявило и всё советское руководство во главе со Сталиным. Не буду описывать все военные подробности конфликта – они детально изложены во многих исторических публикациях...

Как я уже говорил, после мелких приграничных стычек весны 1939 года в мае началось полномасштабное японское вторжение. Советско-монгольские части были оттеснены к реке Халхин-Гол. В начале июля японские войска переправились на западный берег реки и захватили плоскогорье горы Баин-Цаган. Они рассчитывали тем самым заставить советское командование отвести войска с плацдарма на восточном берегу. Однако новый командующий советской группировки комкор Георгий Жуков предпринял смелую контратаку силами только что подошедшей танковой бригады. Бригада хотя и потеряла больше половины своих танков, но вынудила японцев оставить район Баин-Цаган и уйти на восточный берег.

А в августе началось общее советское наступление. Командование 6-й японской армии не смогло определить направление главного удара наступавших, и в результате бронетанковые и механизированные войска советско-монгольских войск к исходу 26 августа полностью окружили подразделения 6-й японской армии. После этого началось её дробление отсекающими ударами и уничтожение по частям – агрессор был полностью уничтожен...

…Через своего посла в Москве Сигэнори Того японское правительство срочно обратилось к правительству СССР с просьбой остановить войну. 15 сентября 1939 года было подписано соглашение о полном прекращении военных действий в районе реки Халхин-Гол, которое вернуло положение дел на момент начала конфликта – больше японцы уже не зарились на монгольскую территорию.

Значение нашей победы в этом сражении трудно переоценить! Японцы получили такой урок, что больше не высказывали открытых планов агрессии против Советского Союза. Даже во время Великой Отечественной войны, в моменты наивысших успехов её гитлеровского союзника — в 1941 и 1942 годы — Япония так и не решилась напасть на нашу страну. Это позволило советскому руководству регулярно перебрасывать войска с Дальнего Востока на западный фронт, особенно в моменты судьбоносных для России сражений под Москвой и Сталинградом. И это в немалой степени способствовало коренному перелому Великой Отечественной войны в нашу пользу...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


Я на солнышке лежу

Лето подходит к концу, а это значит, что и пора отпусков заканчивается. Знаменитости делятся с подписчиками в Instagram последними отпускными фотог


Сейчас читают


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ

Результаты антикоррупционного мониторинга в Нижегородской области в 2018 году


СИТУАЦИЯ СТАБИЛЬНАЯ

Наркоситуация в Нижегородской области - под контролем


АРХИВ