11 декабря 2019, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

90 историй о 90-летней истории

На железной основе

08-08-2019

Есть в истории нашей области страницы, которые практически неизвестны большинству нижегородцев. Но они не менее славные, чем, например, подвиг Минина и Пожарского или эпопея знаменитой Нижегородской ярмарки... Это история нашей промышленности.

Мало кто знает, что когда-то на карте Нижегородской губернии существовала местность, которую знающие люди звали «Нижегородским Уралом» и которая давала стране немало железа.

Рудное место

Речь идёт о Приокском горнорудном районе, охватывавшем территорию четырёх губерний: Владимирской, Рязанской, Тамбовской и Нижегородской, а точнее – нынешнюю юго-западную часть нашей области, которая включает Дивеевский, Вознесенский, Первомайский, Кулебакский и Выксунский районы.

Как считают геологи, образование железных руд на юго-западе Нижегородской области происходило в Юрский период, около 170 миллионов лет назад:

«В этот геологический период шёл процесс наступления моря на континент. Происходило образование озёрных водоёмов, внедрение в континент морских заливов, разрушение горных пород, сопровождавшихся сносом речными системами механических частиц, растворов солей кальция, магния, железа, продуктов разложения почвенно-растительного покрова. В озёрных водоёмах также происходило накопление осадков в виде песчано-глинистых пород, а в некоторых из них – даже образование так называемых сидеритных железных руд (сферосидеритов)».

О железе в этих местах хорошо знали наши предки, древние славяне, которые выплавляли из найденной руды орудия труда, оружие, некоторые предметы быта. Однако всё это было, по большому счёту, кустарщиной и самодеятельностью местных мастеров. Между тем с образованием централизованного Московского государства в стране возникла потребность в железе на промышленном уровне. Первые шаги в этом направлении предпринял ещё Иван Грозный, который после разгрома Казанского ханства сделал много по экономическому развитию края, включая и рудное производство.

Но на твёрдую основу это дело встало лишь во времена Петра Великого. Для войн, которые тогда вела Россия, требовалось масштабное производство металла: чтобы не быть в зависимости от других государств, прежде всего от Европы. Указ Петра Первого от 10 декабря 1719 года, по которому каждому дозволялось искать и плавить металлы, послужил мощным толчком для развития металлургической промышленности в России, в том числе и в Приокском округе. Уже в 1722 году князь Черкасский пустил первый завод – Колпинский чугунолитейный, а через два года муромские посадские мужики Даниил Железняков и братья Мездряковы, найдя в окрестностях села Ардатова хорошую руду, организовали близ речки Сноведи добычу её из примитивно устроенных рудных ям.

А в 60-е годы XVIII столетия в Нижегородской губернии появились тульские промышленники братья Андрей и Иван Баташевы. Историки по этому поводу пишут:

«Не обладая большими средствами, предприниматели проявили недюжинную сноровку. Они приобрели в долг у заводчицы Демидовой-Даниловой её уральские заводы и насильственно переселили в нижегородские пределы заводское приписное население, а пустующие здания и землю заложили в казну. Полученные 30 000 рублей пошли на первоначальный оборотный капитал».

Всего братьями за период 1755–1801 годы было построено 15 чугунолитейных и железоделательных заводов, давших 10% общерусской выплавки металла (Выксунский железорудный, Велетьминский железоделательный и другие). Но это было только началом железорудного производства на территории губернии...

Таша – значит Наташа

Постепенно юг губернии пополнялся всё новыми и новыми предприятиями. Одним из них стал Ташинский чугуноплавильный завод (нынешний Первомайский городской округ). Основал завод сын известного русского историка Николая Михайловича Карамзина Александр Николаевич. В 1852 году Александр Карамзин подал прошение на имя царя о разрешении строительства завода «с одной плавильной печью для выплавки чугуна» – и получил на эту просьбу Высочайшее разрешение.

Завод строился около года в лесу, на берегу речки Умочь. Выбранное место являлось центром разведанных залежей железной руды, залегающей на небольшой глубине в форме линз и относящейся к разряду хороших с содержанием железа до 52%. Густые леса, окружавшие завод, служили материалом для топлива. Строительство завода велось за счёт приданого жены Карамзина – Натальи Васильевны, в девичестве княжны Оболенской. Её именем и был назван завод – Ташин, Ташинский, а также рабочий посёлок, возникший вокруг завода – Ташино. 30 июля 1853 года завод дал первую плавку. С этой даты он и ведёт свою историю.

Несмотря на то что завод поначалу состоял из одной доменной печи, он уже в первом десятилетии своего существования выпускал до 160 тысяч пудов чугуна. Производилось такое чугунное литьё, как сковороды, чугуны, печные приборы. По особым заказам отливались узорчатые надгробия, детали лестниц и т.п.

А в 1862 году – с целью расширения производства и привлечения дополнительных денежных средств – Александр Карамзин создал акционерное общество «Товарищество Ташинского завода». Завод расширяется, и уже в следующем году работают шесть печей: одна доменная, три пудлинговые, две сварочные, а также цех железного проката. Многое по тем временам делалось для повышения конкурентоспособности продукции и, говоря современным языком, её рекламного продвижения. Вот, например, оценка экспонатов предприятия, которые были представлены на Лукояновской сельскохозяйственной выставке в 1874 году:

«Контора высочайше утвержденного Ташинского чугуноплавильного завода выставила разные чугунные изделия для лестниц, ступеней, балконов, котельное и болваночное железо, а также большой выбор сортового железа по весьма сходным ценам. Изделия этого завода в нашей местности славятся по отличному качеству своего железа, вследствие чего товар… постоянно расхватывается…».

Сквозь время и революции

Завод не пропал и после смерти Александра Николаевича Карамзина – акционеры достойно продолжили его дело. Так, в 1893 году на заводе был построен механический цех, а год спустя – доменная печь по литью металла мощностью 800–900 пудов в сутки. В 1896 году Товарищество Ташинского завода приняло участие во Всероссийской промышленной выставке, проходившей в Нижнем Новгороде. Представленные экспонаты – две паровые машины, паровой насос, токарный и сверлильный станки, паровой молот, чугунная часовня, два чугунных надгробия и решетки к ним, чугунная водоразборная колонка, чугунные паровые краны, водяные и паровые вентили, а также образцы чугуна, железа, руды – получили положительную оценку и были отмечены серебряной медалью...

Надо сказать, что предприятие успешно ориентировалось на рынке, реагируя на малейшие изменения в его конъюнктуре и спросе. Когда в 1900–1903 годах в стране грянул экономический кризис и закрылось до 3000 предприятий, Ташинский завод резко сократил производство чугуна и железа, но зато уцелел: было организовано новое производство сельскохозяйственных орудий. А потом пошли и другие заказы – выпуск штыкового и печного чугуна, сковород, жаровен и т. д. Важнейшим партнёром стал Сормовский завод, по заказу которого было налажено производство кранов для судов и барж, рамок трюмных окон...

Новый этап жизни предприятия наступил в связи с Октябрьской революцией. 18 июня 1918 года Высший Совет народного хозяйства Российской Советской Республики принял постановление о национализации 13 заводов, в том числе и товарищества Ташинского завода. Национализированные заводы вошли в «Государственное объединение машиностроительных заводов» (ГОМЗ). В период национализации на Ташинском заводе действовали три рудника, работали доменная печь, литейный, механический цехи, кузница, котельная, лесопилка, паровая мельница, электростанция, кирпичный завод, а также дровяные и угольные склады.

Всё это послужило хорошей базой для дальнейшего развития уже в советское время. Впрочем, это уже другая и не менее славная история...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


Видели видео?

Выпуск  «Орла и решки» про Нижний  Новгород вышел в эфир


Сейчас читают


Дорожный беспросвет

За что экс-министр Вадим Власов лишился кресла и свободы


Корабельные новости

Новый детектив Татьяны Устиновой, возможно, будет про наше «Красное Сормово»


АРХИВ