18 сентября 2019, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Сейчас читают

ПЛОХО КОНЧИЛИ

14-03-2019

Бывшего главу Нижнего Новгорода Олега Сорокина осудили на 10 лет лишения свободы. Это событие вызвало большую дискуссию в социальных сетях. Причём обсуждали не только одного Сорокина. Бывший сотрудник нашего издания, а ныне журналист газеты «Коммерсантъ» Роман Кряжев высказал одно весьма интересное наблюдение...

По его словам, практически ни один из глав города не ушёл из власти по-хорошему. Всякий раз отставки заканчивались большими скандалами. Так что эпопея Сорокина имеет свою печальную и давнюю логику. А началось всё давно – ещё в начале 90-х годов, когда закончился «советский тоталитаризм» и началась «эпоха демократии».

Дела давно минувших дней

В нашем регионе эта самая демократия проявилась в том, что на почве дележа полномочий разругались между собой тогдашний губернатор Борис Немцов и первый нижегородский мэр постсоветской эпохи Дмитрий Бедняков. В качестве альтернативы Беднякову Немцов на выборах главы города 1994 года попытался двинуть тогдашнего спикера областного парламента Евгения Крестьянинова, однако быстро стало ясно, что Крестьянинов явно непроходной. И тогда спикер снял свою кандидатуру с выборов, сделав их безальтернативными, то есть – незаконными. А следом Борис Ефимович «пробил» указ президента Ельцина о снятии Беднякова с должности (кажется, за утрату доверия). Исполняющим обязанности мэра, а потом уже и полноценным градоначальником стал вице-губернатор Иван Петрович Скляров.

Кстати, считаю это назначение очень удачным. Потому что на моей памяти Иван Петрович остался лучшим мэром последних 20 лет, который больше занимался не политиканством, не саморекламой, а именно делом – городским хозяйством и его насущными проблемами. Он же стал последним мэром, который ушёл нормально и без скандалов – в 1997 году был избран губернатором области вместо ушедшего на повышение в Москву Немцова...

А потом была громкая эпопея с избранием главой Нижнего Новгорода Андрея Климентьева, обвиняемого по громкому уголовному делу о так называемых «навашинских миллионах», инициированному лично Борисом Немцовым. В 1997 году Климентьев был освобождён прямо в зале суда, а на следующий год – избран нижегородским градоначальником. Это был мощный удар по федеральной власти, поскольку бил по авторитету Немцова, который тогда занимал пост вице-премьера российского правительства и даже рассматривался в качестве преемника на должность президента страны, вместо Ельцина.

Отменять итоги голосования примчался аж целый заместитель главы администрации президента Евгений Савостьянов, который назвал наши выборы «недоразумением». По его приказу выборы признали незаконными, их перенесли на конец 1998 года, а Климентьева снова упрятали за решётку, возбудив против него новое уголовное дело...

Впрочем, избранный в том же году Юрий Исакович Лебедев (тоже один из бывших немцовских замов) усидел только один срок. Потому что вошёл в жёсткое противостояние с полномочным представительством президента России, которое тогда возглавлял Сергей Кириенко. До сих пор не ведаю, какая кошка между ними пробежала (особенно с учётом того, что в 1998 году именно кириенковцы помогли Юрию Исаковичу стать градоначальником). Но противостояние приобрело очень жёсткий характер, где было всё – и чёрный пиар, и взаимные обвинения во всех мыслимых и немыслимых прегрешениях, и попытки со стороны Кириенко возбудить против мэра уголовное дело.

В конце концов, во время второго тура выборов мэра в 2002 году люди из полпредства пошли на беспрецедентный шаг – якобы под предлогом возможного вброса «левых» избирательных бюллетеней силами милиции арестовали выборные урны сразу на нескольких участках. Что потом происходило с этими урнами и с заложенными в них бюллетенями, сказать сегодня уже сложно, но победителем выборной кампании был объявлен конкурент Лебедева – Вадим Евгеньевич Булавинов.

О «друзьях-товарищах»

Булавинову удалось усидеть два мэрских срока. Может, он пошёл бы и на третий, но против его фигуры резко выступил губернатор Валерий Шанцев, который не считал, что Булавинов успешно справляется с работой городского хозяйства. На горизонте даже замаячило уголовное дело против градоначальника – он якобы присваивал доли в новых объектах недвижимости, которые должны были отойти городу. К тому времени, то есть к 2010 году, от прямых, всенародных выборов отказались, а главой города должен был стать спикер городской Думы – обязанности непосредственного управления городом возлагались на специально нанятого управленца, сити-менеджера, также избираемого депутатами Гордумы. Этим и воспользовались, чтобы убрать Булавинова.

Сделать это помог крупный бизнесмен Олег Сорокин, с которым одно время был очень дружен Вадим Евгеньевич (по слухам, дружили чуть ли не семьями). Потом они разошлись – скорее на почве разночтения коммерческих интересов, поскольку оба активно занимались жилищным и иным строительством, вступив, по всей видимости, в нешуточную конкуренцию. Что именно тогда, осенью 2010 года, произошло в Думе Нижнего Новгорода, доподлинно неизвестно. Сторонники Вадима Евгеньевича утверждали, что Сорокин якобы подкупил депутатов очень крупной суммой. По другим слухам, против Булавинова выступило федеральное руководство партии «Единая Россия», которое якобы потребовало от мэра уйти в отставку, соответственно настроив депутатов.

Впрочем, как бы там ни было на самом деле, Булавинов отказался от своего избрания главой города. Вместо него город возглавил Олег Сорокин, а сити-менеджером стал другой крупный бизнесмен – Олег Кондрашов. С этого момента в Нижнем наступила так называемая сорокинская эпоха – потому что даже после своего формального ухода в отставку в 2015 году Сорокин продолжал управлять Нижним Новгородом через контролируемый им городской парламент.

Борис Абрамович Сорокин или Олег Валентинович Березовский?

Главная беда Сорокина состоит в том, что он, как и в случае с Андреем Климентьевым, настроил против себя федеральную власть. Но если в 1997 году речь шла исключительно о подпорченном имидже вице-премьера Немцова, то на сей раз можно говорить о принципиальных вопросах управления государством. Мне рассказывали в Москве, что президент Владимир Путин, придя к власти в 2000 году, поклялся своему окружению, что никогда более не допустит в стране фактора олигарха Бориса Березовского, который в эпоху позднего Ельцина фактически управлял страной, находясь в тени. Причём не допустит ни на федеральном, ни на местном уровне.

Между тем Олег Сорокин как раз становился таким Березовским губернского масштаба. В этом плане примечательно его личное признание, высказанное им уже на судебном процессе:

– Я создавал успешные проекты. Но потом стало скучно. Хотел продать бизнес, чтобы заниматься политикой. Пойти в Госдуму, например. Но жена меня тогда отговорила...

От чего его жена отговорила? Судя по всему, от продажи бизнеса. Но и от политики он, как известно, не отказался. Таким образом, Сорокин фактически признался в том, что инвестировал свои бизнес-интересы в политическую деятельность. А знаете, как на языке Уголовного кодекса именуется такое вот сращивание бизнеса с политикой?

В общем, Сорокин действовал с размахом. Он избавился от сити-менеджера Олега Кондрашова, в котором, очевидно, видел конкурента в сфере влияния на власть в городе – подконтрольная Сорокину Гордума придралась к Кондрашову по разного рода упущениям и сняла его с должности. Затем Олегу Валентиновичу удалось взять под контроль немалое число депутатов уже областного Законодательного собрания – главным образом через выборы в ОЗС, проведя на них своих людей.

А ещё Сорокин – задолго до своего похода в органы власти – сумел завязать более чем тесные контакты с высокопоставленными представителями нашей судебно-правоохранительной системы: среди его «друзей в погонах» были и судьи, и представители МВД, и представители ФСБ. И однажды Сорокин, похоже, действительно возомнил себя некоронованным королём земли Нижегородской.

Он стал позволять себе пренебрежительные публичные отзывы о представителях власти (например, о губернаторе Шанцеве). Вот тогда власть – прежде всего в лице полномочного представителя президента Михаила Бабича – взялась за него всерьёз!

В 2017 году одного за другим с занимаемых должностей по руководству Нижним Новгородом «выбили» всех сорокинских ставленников. Так, у главы города Ивана Карнилина вдруг обнаружилась незадекларированная квартира в США, после чего Карнилин поспешил «уйти на пенсию». Следом пришла очередь сити-менеджера Сергея Белова – он оказался фигурантом уголовного дела, что вынудило его также подать в отставку, хотя долго пытался сопротивляться. Отчаявшийся Сорокин на место Карнилина пытался поставить депутата Гордумы Елизавету Солонченко. Но Елизавета Игоревна оказалась умнее всей прочей сорокинской команды – при первом же намёке федеральной власти сама оставила свой пост без каких-либо претензий.

Почти одновременно возникло уголовное дело против самого серого кардинала – Сорокину вменили попытку дать взятку и покушение на жизнь человека. Подробности этого дела, в котором Олег Валентинович был признан виновным по всем эпизодам, а также обстоятельства вынесения приговора читайте на 8-й странице этого номера нашей газеты. А пока остановлюсь на другом.

Как я указывал выше, сейчас в соцсетях развернулась нешуточная дискуссия – люди спорят, справедлив ли приговор, вынесенный Сорокину, насколько государственное обвинение смогло предъявить убедительные доказательства и не было ли решение суда политически мотивированным. Оставлю эти споры на усмотрение профессиональных юристов. Отмечу только следующие моменты.

Во-первых, мне понравился комментарий моего коллеги Александра Пичугина, который на странице Фейсбука высказал следующую мысль:

«Когда я слышу, что Сорокина осудили по плохо доказанным и вообще каким-то левым статьям, я сразу вспоминаю Америку 30-х. Лаки Лучиано осудили за содержание притона, а головореза Капоне – за налоговые преступления, хотя всем было прекрасно понятно, что не в этом их главные грешки. Это было 80 лет назад – вот примерно на такой срок наша судебная система и отстаёт...».

Конечно же, это сравнение Сорокина с известными американскими мафиози, может, и выглядит слишком грубо, но мотив власти – как нашей, так и американской – Александр, на мой взгляд, уловил верно. Вопрос только, насколько всё это оправданно с точки зрения правового государства (впрочем, это тема другого, более обстоятельного разговора, как и вопрос о том, что именно поимел бизнес Сорокина от его контроля над Нижним Новгородом, а поимел, скорее всего, очень немало).

Во-вторых, признаемся, что Сорокин угодил в ту же ловушку, которую долго рыл сам и для других. С ним поступили ровно так, как он сам привык разбираться с неугодными ему людьми – фактически по понятиям. Но это был его вполне осознанный выбор, так как он, столь сомнительными способами играя в политику, наверняка знал, чем всё это может закончиться для него лично...

…И ещё. Все войны вокруг мэрского престола (и вокруг Сорокина, и вокруг других персон) фактически довели Нижний Новгород до полной стагнации с точки зрения развития. Оно и понятно – ну какое может быть развитие, когда градоначальники на протяжении многих лет занимались только своими феодальными войнами?! По моим прикидкам, наш город в результате отстал (даже не от Москвы, а от других городов Поволжья!) лет эдак на 10 – для этого достаточно сравнить только один внешний вид Нижнего и его поволжских аналогов.

Очень хочется надеяться, что все эти мэрские разборки остались теперь позади, а новая власть наконец-то возьмётся за развитие нашего города – всерьёз и вплотную...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


Я на солнышке лежу

Лето подходит к концу, а это значит, что и пора отпусков заканчивается. Знаменитости делятся с подписчиками в Instagram последними отпускными фотог


Сейчас читают


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ

Результаты антикоррупционного мониторинга в Нижегородской области в 2018 году


СИТУАЦИЯ СТАБИЛЬНАЯ

Наркоситуация в Нижегородской области - под контролем


АРХИВ