24 мая 2019, пятница
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Не прокляты и не забыты

28-02-2019

О пленных Донбасса помнят в России и в народных республиках

Исполнилось ровно пять лет с начала государственного переворота на Украине, более известного как события на Евромайдане. Именно после Майдана началась война в Донбассе и новая холодная война с западным миром. С этого номера (раз-два в месяц) мы начнём серию публикаций, посвящённых трагическим событиям на Украине. Потому что этого забывать никак нельзя – хотя бы ради того, что ничего подобного не пришло в Россию...

Наш первый материал посвящён проблеме военнопленных Донбасса.

Уже не секрет, что Украина пренебрегает всеми юридическими и моральными нормами в отношении пленённых ею людей. Она их калечит и убивает, как это совсем недавно произошло с российским добровольцем Валерием Ивановым, который был избит охраной и брошен в карцер, где и скончался от полученных побоев. По версии украинского уполномоченного по правам человека Людмилы Денисовой, он якобы упал с лестницы, когда вкручивал лампочку в комнате отдыха.

Но в отличие от омбудсмена, которая вместо защиты заключённого просто выгораживает свою власть, МИД России отмечает, что характер травм Иванова, которого недавно похоронили на родине, перелом четырёх ребер, закрытая черепно-мозговая травма, повреждения внутренних органов и многочисленные гематомы на теле даёт основания говорить об умышленном убийстве.

Иванову не повезло в том, что он оказался в заключении на западной Украине, где сама атмосфера пропитана русофобией, говорит его недавний «коллега» по заключению ополченец Юрий Кошляк. А любые украинские «уполномоченные по правам человека» всего лишь марионетки. Мы ведь знаем, что за всем этим, хоть в вопросе обмена, хоть за провокацией у Керченского моста, стоит киевская власть, руководимая американцами. В начале конфликта, когда ополченцы и эсбэушники договаривались между собой об обменах, они вместо наших реальных пленных ловили на улицах и привозили бомжей. Это выяснялось, когда люди сами признавались, что не имеют никакого отношения к защитникам Донбасса, поэтому их приходилось отпускать на все четыре стороны, в то время как ополченцев убивали в украинских тюрьмах.

Настоящий одессит

В отличие от ставших заложниками российских граждан, Юрию Кошляку повезло больше. Возможно, потому, что он гражданин Украины, хотя и прожил много лет в России и вернулся в родную Одессу аккурат перед войной в июне 2013 года. История того, как он оказался в Донбассе, похожа на тысячи других историй.

Сначала поддерживал Антимайдан, ходил на Куликово поле, где активисты установили палатки. С тревогой следил за киевским Майданом, события на котором в феврале 2014 года перешли в острую фазу. Желание противостоять беспределу родилось, когда за 3-4 дня снайперами было убито более сотни боевиков и свыше 60 «беркутовцев», президент Янукович трусливо сбежал, а захватившая власть хунта ввела в Донбасс войска.

– Когда 2-го мая в Доме профсоюзов в Одессе сожгли людей, – вспоминает Юрий, – я понял, что больше не могу быть сторонним наблюдателем. Решение принял без колебаний – сел на поезд и поехал в Луганск, куда ещё ходили поезда.

Так никогда не служивший в армии Юрий Кошляк, строитель – человек сугубо мирной профессии – стал бойцом батальона народного ополчения «Заря». С военной наукой пришлось знакомиться с нуля – научился в короткое время.

А потом он попал в плен. Пройдя через допросы, давление, пытки и судилище, оказался в Одесской колонии, где по приговору ему предстояло провести 10 лет как «бандиту» и «террористу». С 2014 года Юрий Кошляк был включен в обменные списки ДНР, но раз за разом его фамилия из этих списков бесследно исчезала. Пришлось ждать долгих три года, пока, наконец, его вместе с другими узниками не привезли в Харьковскую тюрьму. Но и здесь обмен чуть не сорвался.

– Непосредственно перед обменом, – вспоминает Юрий, – приехала вице-спикер Верховной Рады Украины Ирина Геращенко и бывшая тогда омбудсменом Валерия Лутковская. Последняя ничего не решала – марионетка, просто формально должна была присутствовать. Приехали в сопровождении прессы, в том числе и бандеровского пропагандистского телеканала ICTV. Для этой публики мы были исключительно «российскими наёмниками» и «бандитами». Начали ходить по камерам и интересоваться: согласны ли мы ехать в ЛДНР?

Зашла Геращенко, я её сразу узнал. Спрашивает:

– А чем будете заниматься после обмена?

– Пойду воевать в ополчение.

Она аж опешила:

– А что, больше нечем заняться?

– Да я ради этого туда и еду.

Она рукой махнула и вышла. А потом меня вызывают из камеры к телевизионщикам. Те спрашивают: почему я пошёл воевать. Из-за своих взглядов, отвечаю. Вы сделали Россию врагом, а американцев и англичан называете братьями. Вы, что, совсем с ума сошли? Говорю и краем глаза вижу, что сзади стоят два эсбэушника, слушают.

Мне ребята говорили: зачем ты так? Тебя тормознут и поедешь обратно на зону. Но я почему-то твёрдо был уверен, что меня обменяют. Обменяли. Именно после этого украинские СМИ подняли вой: отпустили террориста, который снова будет убивать украинских солдат!

Обещание свое Юрий Кошляк выполнил. Через месяц, пройдя все необходимые проверки и медкомиссию, он снова влился в ряды защитников Донбасса. Теперь Юрий Кошляк воюет на передовой в Народной милиции ЛНР, под Дебальцево...

Только всех на всех

На данный момент одна только ДНР запрашивает для обмена 283 человека, но украинская сторона подтверждает из них лишь 82 заключённых. И даже в этом случае Донецк готов обменять «всех установленных на всех установленных». Да и в «Комплексе мер по выполнению Минских соглашений» чётко прописан принцип обмена военнопленными – «всех на всех». Казалось бы, договорились, надо выполнять. Но пресловутый «закон об амнистии», принятый Верховной Радой ещё в бытность спикером Александра Турчинова, не был подписан ни Турчиновым, ни президентом, а значит, не вступил в действие.

Весь минувший год Киев волынил, но при этом постоянно твердя о необходимости максимально ускорить процесс обмена. В то время как представители ДНР и ЛНР в группе по обмену военнопленными Дарья Морозова и Ольга Копцева неоднократно подавали списки людей на верификацию. Но Украина, месяцами не подтверждая наличие обозначенных в этих списках людей, ещё и не стеснялась включать в список пленных со стороны Донбасса людей, не имеющих отношения к военным действиям и по сути не являющихся военнопленными – например, тех, кто был задержан на украинской стороне и посажен за «непатриотические» эсэмэски или просто за наличие родственников на территории ДНР или ЛНР.

– Весь минувший год фактически был посвящён «торгам» по поводу обмена, последний из которых состоялся более года назад, – рассказал автору этих строк советник главы ЛНР и представитель политической рабочей группы на Минских переговорах Родион Мирошник. – Но ни к какому соглашению нам прийти не удалось. И весьма вероятно, что обмен состоится во время кампании по выборам президента Украины. Не исключаю, что Порошенко гораздо выгоднее провести эту акцию непосредственно перед выборами, чтобы повесить себе дополнительные очки, которые демонстрировали бы его заботу о людях, находящихся в плену.

Мы слишком добрые

Но, похоже, проблему реальных военнопленных на Украине могут «замотать» окончательно, используя последствия инцидента в Керченском проливе, когда в ноябре следовавший из Одессы в Мариуполь отряд кораблей Военно-морских сил Украины в составе двух малых бронированных артиллерийских катеров «Бердянск» и «Никополь», усиленных рейдовым буксиром «Яны Капу», совершил попытку прорыва в Азовское море. Она была пресечена кораблями ВМФ и пограничной службы России – украинские экипажи задержали и спустя короткое время этапировали в Москву.

По обнародованным службами РФ показаниям задержанных украинских военнослужащих, те зашли в территориальные воды России, хотя береговая охрана неоднократно предупреждала украинские корабли о необходимости покинуть их. И капитан 3-го ранга Владимир Лесовой вполне осознавал, что действия группировки кораблей ВМС Украины в Керченском проливе носят провокационный характер.

Однако украинские «независимые адвокаты» свой хлеб едят недаром. В канун Нового года один из них, Николай Полозов, в интервью киевскому изданию «Корреспондент» гордо сообщил, что все 24 украинских моряка заявили следствию, что являются... военнопленными (?!). Это, по его словам, дает основание вести политические переговоры об их освобождении, апеллируя к 3-й Женевской конвенции, что позволит «консолидировать позицию международного сообщества». «Чем более скоординированным и сильным будет давление на Кремль, – заявляет Полозов, – тем больше шансы на освобождение украинских моряков».

А вот Россия украинских моряков военнопленными не считает. Это подчеркнул и президент РФ Владимир Путин, заявив, что вопрос освобождения украинских военных будет решён только после завершения уголовного дела...

И действительно – ну какое отношение к Минску и уж тем паче к Донбассу имеют украинские военморы, нарушившие границу России?! Равно как и «пристегиваемый» к военнопленным псевдорежиссер Олег Сенцов, отбывающий по приговору российского суда срок за терроризм на территории России? Ох, лукавят украинские политики и прислуживающие им «независимые адвокаты» – им на самом глубоко безразлична судьба оказавшихся за решёткой, главное – это политические игрища с целью того самого «скоординированного и сильного давления на Кремль»...

...Что касается ДНР и ЛНР... К сожалению, здесь тоже иногда перегибают палку, но в другую, так сказать, – гуманную сторону. Так, в канун Рождества весьма популярный и уважаемый в сражающемся регионе российский военкор Александр Сладков зачем-то решил выступить в роли гида, проведя индивидуальную экскурсию для солдата ВСУ, пленённого накануне Нового года. В плену украинский разведчик, (как, впрочем, и многие из попадающих в плен бойцов ВСУ), поведал на телекамеру о своей «горькой судьбе». Дескать, учиться довелось всего семь лет, после школы пас коров в родном западно-украинском селе. Пристрастился к спиртному, в момент выпивки у магазина был задержан полицейскими, которые и доставили его в военкомат. Ну, а оттуда – прямой наводкой в армию и сразу же в зону так называемой ООС (операции объединённых сил, сменившей приевшуюся АТО – прежнее название украинских карательных действий в Донбассе).

И вот военный корреспондент российского телевидения гуляет по Донецку с пленным солдатом ВСУ Андреем Качинским, подводя его то к памятнику погибшим детям на Аллее ангелов в Донецке, то к ёлке на площади Ленина. Сводил даже к памятнику Тарасу Шевченко, дабы продемонстрировать пленнику, что дончане не осквернили память известного украинского поэта. Оно всё бы ничего, если бы военкор не решил завершить этот тур посещением ресторана и кормления в нём пленника блюдами японской кухни.

Этот репортаж вызвал волну возмущения в Донбассе, буквально захлестнувшую социальные сети. Александр Сладков, явно не ожидавший столь негативной реакции, в своём телеграмм-канале попробовал объяснить свой поступок тем, что хотел показать населению Донбасса, каких «перевоспитателей» присылает Украина в Донбасс.

Но получил жёсткий ответ одного из пользователей: «Это смотрят откровенные бандеровцы, ярые фашисты и дебилоидные селюки! И они делают для себя соответствующие выводы, что УБИВАТЬ дончан можно БЕЗНАКАЗАННО, тебя в плену не будут истязать, а наоборот вылечат, хорошо откормят, а потом обменяют на какого-нибудь ГРАЖДАНСКОГО лоха и отправят назад к маме!».

Добавлю только, что в отличие от защитников Донбасса, которых годами мучают и убивают в украинских застенках…

Людмила ГОРДЕЕВА (Донецк, специально для «Нового Дела»).


Популярное


В СУХОМ ОСТАТКЕ

Почему от «Суперджетов» нельзя отказаться


Сейчас читают


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ

Результаты антикоррупционного мониторинга в Нижегородской области в 2018 году


СИТУАЦИЯ СТАБИЛЬНАЯ

Наркоситуация в Нижегородской области - под контролем


АРХИВ