24 мая 2019, пятница
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Сейчас читают

БОЛЬШАЯ ИГРА

28-02-2019

Появится ли Нижний Новгород на театральной карте страны

Как известно, 2019 год объявлен в России Годом театра. Нижегородская театральная жизнь знала различные периоды – взлётов, застоя, надежд на возрождение.

Каким из этих надежд суждено сбыться? Каких изменений стоит ожидать нижегородскому театральному сообществу в знаковый год? И что эти изменения могут принести публике?

Об этом мы беседуем с председателем нижегородского отделения Союза театральных деятелей России Сергеем КАБАЙЛО.

Пошли на прорыв

- Сергей, несколько лет назад известный московский критик Татьяна Тихоновец на итоговой конференции фестиваля «Премьеры сезона» категорично заявила, что Нижнего Новгорода нет на театральной карте страны. На твой взгляд, изменилась ли ситуация за последние годы?

– Фразу эту помню, но не могу утверждать, точно ли эта реплика принадлежит Татьяне Николаевне или это сказал другой критик. А вот то, что она произнесла в финале своей речи, помню хорошо: «Я нежно люблю ваш город и многих актеров, но больше к вам не приеду, потому что у вас здесь ничего не меняется».

Но сейчас начались же какие­-то изменения в театральной жизни Нижнего?

– Да! Но в большей степени это местечковые радости. Безусловно, есть успехи, есть движение в плюс, есть спектакли, которыми можно гордиться, но всё это в основном на уровне провинциального театра – пусть хорошего, но провинциального. Прорывов нет. Это при том, что труппы в наших театрах сильные, с яркими и талантливыми артистами.

Многие сравнивают Нижний Новгород с Пермью или Екатеринбургом, где театральная жизнь не в пример ярче и событийнее. На твой взгляд, в чём причина таких различий?

– Ну, мне кажется, что сравнивать Нижний Новгород и города, которые начинаются от Урала, точно не стоит. И причин тому много. Во­первых, расстояние от Москвы. Там немножечко другая театральная страна. Люди понимают, что до Москвы им далеко, и пытаются реализовываться у себя.

Во-­вторых, это особый театральный зритель. Нижний Новгород ведь театральным-­то городом не назовёшь по сравнению с другими городами, пусть даже и близкими к Москве, например, Самарой.

И в­третьих, откровенно говоря, не можем мы похвастаться особым интересом к театру прежних руководителей региона. А это чрезвычайно важно!

Может быть, еще многое зависит от исторических корней? Всё-­таки Нижний Новгород недаром считается купеческим городом. Тут не до театральных традиций...

– Да, безусловно, это играет роль. Но с другой стороны, были же времена Собольщикова-­Самарина, который организовал на паях Товарищество артистов под своим руководством. Здесь же каким-­то образом благодаря князю Шаховскому шикарный театр был создан и выжил. Значит, была потребность у людей. Хотя, конечно, здесь действительно особая атмосфера.

Я сам с севера, из Сибири. Там другая атмосфера, другие люди. Не хочу обижать нижегородцев. Конечно, прожив без малого 30 лет в Нижнем Новгороде, я очень нежно его люблю, но здесь маховик стремления к прекрасному провернуть гораздо сложнее.

Чтобы произошло какое-­то качественное изменение, необходимы яркие события российского, а не городского или областного масштаба. Нам нужно самим поднять для себя планку, рискнуть, не боясь ошибок, и тогда обязательно произойдет слом. Если это произойдет раз, два, три, то в конце концов мы проснёмся совершенно другими людьми. И зритель, который никогда не любил театр, вдруг захочет туда пойти.

Вперёд, и с песней

- Не секрет, что сегодня многие актёры не могут реализоваться в своих родных театрах. Может быть, если бы их творческую энергию удалось грамотно направить, она бы поспособствовала этому долгожданному прорыву?

– Есть площадка Дома актера. Пусть она не очень совершенна (ею очень долго никто не занимался), но мы сейчас пытаемся её преобразить – немного улучшили свет, коплю деньги, чтобы звуковой аппаратуры прибавить. Пожалуйста – приходите, играйте. Есть наш фестиваль «Школа современного театра», идея которого – увидеть, оценить и поощрить независимые профессиональные коллективы. Есть Центр театрального мастерства, который работает в этом же направлении.

Есть стипендии Союза театральных деятелей, которые к нам прилетают ежегодно. Это федеральные деньги. Они поступают к центральному аппарату СТД и потом распределяются по всей стране. В прошлом году эти стипендии у нас получили 18 человек. На все творческие проекты – художники, режиссёры, актёры, которые хотят быть режиссёрами. В Москве я отстаиваю каждую заявку, и пока у меня это получается. Такими привилегиями может похвастаться не каждое отделение СТД РФ.

Назову еще одну очень серьезную проблему.

Если говорить о независимых театральных коллективах, то это режиссура. Практически нет у нас в городе лидеров, людей, полных режиссерских идей и амбиций, желающих вырваться из пространства репертуарного театра и заразить своей энергией, в первую очередь молодых нижегородских артистов, сделать их единомышленниками. А если обратить свои взоры на стационарные театры, то здесь встает острый вопрос о художественном руководстве. Директорский театр – это госзадание, дорожная карта, решение многих других административно­хозяйственных проблем. И без этого, конечно же, никуда. Но невозможно говорить о современном развитии определенной театральной площадки, о новых ярких постановках, не имея там творческого руководителя, наделенного определенными полномочиями и обязанностями.

У нас публика ходит в основном на бренд. Бренд у нас есть. Ну в первую очередь драматический театр, есть бренды «Комедiя», театр оперы и балета, ТЮЗ и «Вера». То есть в любом случае зрители чаще всего идут не на конкретный спектакль, а в тот или иной театр. Главный продукт, который создают театры, это спектакли, и зритель должен ходить именно на спектакли. И здесь мы возвращаемся к разговору о прорыве, который в корне изменит существующее положение вещей.

Фестиваль «Весёлая коза», который этим летом возвращается к нижегородцам, способен стать тем самым прорывом? Тем более что он заявляется как перезагрузка...

– Нет, «Коза» не может стать прорывом, потому что она была им в 1993 году, когда только родилась. И за это большой поклон и благодарность Гале Сорокиной, которая придумала его, развивала и пестовала. И для меня дело чести продолжить начатое ею.

Этот фестиваль является нашим наследием, которое надо беречь. Он уникален!

Другое дело, что я понял, и это понимают мои друзья и коллеги из других городов, – мы потихонечку начали вариться в собственном соку. Мы – те молодые, которые в 90­е годы создавали этот фестиваль, стали взрослыми. И так же наслаждаемся своим внутренним творчеством, встречаемся, общаемся. Но я понял, что если и дальше так будет продолжаться, то никакого развития не произойдёт.

Поэтому фестиваль будет называться «Весёлая коза. Перезагрузка». Основную ставку мы делаем на молодёжь. Как театральную, так и зрительскую. Традиции театрального капустника в настоящее время, безусловно, не такие, как в наше время. Это уже более редкое явление. И здесь наш опыт и наш азарт, который присущ нам до сих пор, способен помочь.

Актёр очень зависим – от режиссёра, директора, от воли многих людей. Актёр сидит и ждёт, когда ему дадут роль. Но могут и не дать. А фестиваль капустников, как и наш российский фестиваль актёрской песни, который, я надеюсь, мы тоже возродим, предоставляет возможность актёру самому придумать, самому срежиссировать, самому нести за это ответственность и получать или не получать благодарность зрителей.

Ведь многие знаменитые ныне актёры обрели свою известность как раз благодаря «Козе».

– Да, Саша Чернявский, который сейчас работает в театре Сатиры. Наташа Заякина, ставшая актрисой Ленкома (её, к несчастью, уже нет с нами), Серёжа Плотов. Он вообще сейчас является практически первым автором в Москве всех бенефисов и юбилеев театров, многих мюзиклов. А ведь он когда­то был простым актёром Челябинского театра кукол, который приехал сюда со своим капустником.

Поэтому эти фестивали нужны, чтобы у актёров была возможность выплеснуть свою творческую энергию, создать и получить себе зрителя, обрести уверенность. И всё это в целом будет работать на тот прорыв, о котором мы говорим.

Но ведь одними фестивалями изменить ситуацию и театральное сознание нижегородцев, наверное, сложно?

– Естественно! В 2012 году Владимир Путин подписал стратегию развития театров в России – Концепцию долгосрочного развития театрального дела в Российской Федерации на период до 2020 года. Сейчас разрабатывается новая (параллельно с федеральным законом о культуре). Вот такая стратегия развития театра должна быть и в Нижегородской области. Полагаю, это поможет нам и региональному правительству вести более конструктивный диалог с учётом интересов обеих сторон.

Мы сейчас это обсуждаем с министром культуры Надеждой Александровной Преподобной и ее аппаратом. Надеюсь, что меня понимают и это будет предметом обсуждения на уровне губернатора. Глеб Сергеевич серьезно взялся за стратегию развития региона – это импонирует, вдохновляет, и без такой важной имиджевой составляющей, как театр и культура, в целом не обойтись.

История подтверждает, что те регионы, которые делают ставку на культуру и искусство, не проигрывают.

Нелла ПРИБУТКОВСКАЯ.


Популярное


В СУХОМ ОСТАТКЕ

Почему от «Суперджетов» нельзя отказаться


Сейчас читают


РАЗРЕШИТЕ ДОЛОЖИТЬ

Результаты антикоррупционного мониторинга в Нижегородской области в 2018 году


СИТУАЦИЯ СТАБИЛЬНАЯ

Наркоситуация в Нижегородской области - под контролем


АРХИВ