10 декабря 2022, суббота
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Тени Сталинграда

17-11-2022
Ровно 80 лет назад, 19 ноября 1942 года, началось наступление советских войск под Сталинградом. Великая битва на Волге вступила в свою финальную стадию, в результате которой была окружена и разгромлена 6-я полевая армия вермахта, а её командующий, фельдмаршал Паулюс попал в плен… Военные историки справедливо полагают, что именно Сталинград стал переломным моментом во Второй мировой войне, после которого поражения нацистской Германии стало лишь делом времени. Однако сегодня такого мнения придерживаются далеко не все…
Например, западная политическая пропаганда полностью игнорирует битву за Сталинград и её значение. А если и касается темы Второй мировой войны, то в основном делает упор на битву при местечке Эль-Аламейн.
«Сталинград не дал ему
возможности»
Речь идёт о боевой операции в Египте, которая проходила в то же время, что и сражение за Сталинград, – с 23 октября по 4 ноября 1942 года. Там столкнулись между собой 8-я британская армия под руководством генерала Монтгомери и немецко-итальянская группировка «Африка» (командующий – генерал фон Роммель). Немцы тогда потерпели поражение, после которого начался их отступление с Африканского континента. Именно это сражение западники считают ключевым в 1942 году. Однако даже при поверхностном сравнении видно, что эти битвы просто несопоставимы ни по масштабам, ни по значению. Кстати, об этом говорил ещё маршал Георгий Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления»:
«При подписании Декларации о поражении Германии я впервые лично познакомился с фельдмаршалом Монтгомери. Он заговорил со мной об операции в районе Эль-Аламейна и в районе Сталинграда. В его представлении обе эти операции были равноценны.
Ни в какой мере не желая преуменьшить заслуги английских войск, я всё же был вынужден разъяснить ему, что операция в районе Эль-Аламейна была операцией армейского масштаба. В Сталинграде же действовала группа фронтов, осуществлявшая операцию крупного стратегического значения, вследствие которой крупная группировка немецких войск и войск их союзников была разгромлена в районе Волги и Дона. Эта операция, как известно, положила начало коренному перелому в войне и изгнанию немецких войск из нашей страны».
И действительно, если под Сталинградом воевали миллионы солдат и офицеров с обеих сторон (одних только немецких пленных наши взяли свыше 300 тысяч человек), то со стороны британцев действовали 230 тысяч бойцов, а немцев – всего 80 тысяч. То есть, по масштабам советско-германского фронта, где нацисты сосредоточили более 80% всех своих войск, операция под Эль-Аламейном была очень локальной и сугубо местного значения. Мало того, Сталинград, по сути, спас британцев от поражения, так как никаких резервов у генерала Роммеля не было – Гитлер все резервы в 1942 году гнал исключительно на Восточный фронт. Как пишет в этой связи военный историк Геннадий Горячкин:
«Роммель, как ни умолял фюрера в этот момент перебросить в Египет хотя бы несколько дивизий и спасти тем самым германо-итальянскую военную кампанию, так и не смог получить ничего. Сталинград не дал ему такой возможности. Ближний Восток был избавлен от нового поработителя. Арабская пресса прямо писала в то время: «Сталинград спас Каир и Багдад от смертельной опасности»…
Однако Запад все эти исторические факты не желает принимать во внимание. И не только потому, что хочет умалить нашу Победу, подняв на щит сражение при Эль-Аламейне, но и потому, что Запад всегда был очень недоволен результатами Второй мировой войны и делает всё для того, чтобы их пересмотреть. Яркий пример – последнее голосование в ООН, где нашей страной была внесена резолюция о борьбе с героизацией нацизма. Против резолюции выступили не только Германия и бывшие европейские союзники Гитлера, вроде какой-нибудь Венгрии, но и наши бывшие союзники из антигитлеровской коалиции из Британии и США….
«Акции против адмирала
нежелательны»
А всё потому, что во время Второй мировой войны мы «дружили» с англо-саксами, как говорится, чисто по нужде. Ведь ещё в 30-е годы власти Британии и США рассматривали Советский Союз как врага номер один и искали подходящего агрессора для нападения на СССР (воевать чужими руками – давняя англо-саксонская традиция). Поэтому Лондон и Вашингтон очень благосклонно отнеслись к появлению в Германии Гитлера, объявившего «крестовый поход против большевизма». Они позволили фашистской Германии безнаказанно «проглотить» практически всю Восточную и Центральную Европу, рассчитывая, что в конце концов немцы ринутся на нашу страну. Тогдашний премьер Чемберлен заявлял:
«Если Лондону не уйти от соглашения с Советским Союзом, британская подпись под ним не должна означать, что, в случае нападения немцев на СССР, англичане придут на помощь жертве агрессии. Мы должны зарезервировать возможность заявить, что Британия и Советский Союз по-разному толкуют факты».
Однако в 1940 году Гитлер, у которого буквально голова закружилась от безнаказанности, неожиданно обрушился на Запад, и англичане были вынуждены взяться за оружие, заключив после 22 июня 1941 года военный союз с Москвой, куда затем вступили и США...
Странный, однако, был этот союз. Мы неоднократно просили союзников открыть второй фронт, чтобы помочь нашим истекающим кровью армиям. Особенно критическая ситуация сложилась в 1942 году, когда Гитлер обрушился всей своей мощью на сталинградское направление. Сейчас стали известны донесения американской разведки, которые гласили, что в тот момент немцы вывели из Европы под Сталинград все свои боеспособные части, что французское побережье Атлантического океана беззащитно перед возможной высадкой англо-американских дивизий. То есть у англо-американцев появилась серьёзная возможность закончить войну ещё в том, 42-м году. Но второй фронт тогда так и не открылся. Почему?
Да потому, что союзники стремились максимально ослабить и нас, и немцев, чтобы потом самим управлять миром. Когда кипела Сталинградская битва, британский премьер Уинстон Черчилль цинично говорил: «Нужно остановить этих русских варваров как можно дальше на Востоке». А заместитель Госсекретаря США мистер Берле делился в своём ближайшем окружении следующей мыслью: «Советский Союз не должен выйти из войны слишком сильным».
Мало того, именно в это время была установлена тайная связь между союзниками и теми немецкими военными, которые хотели любой ценой заключить мир с Западом. Этих военных представлял начальник военной разведки нацистской Германии адмирал Вильгельм Канарис.
Историки полагают, что связь была установлена летом 1942 года в Испании, которая придерживалась формального военного нейтралитета и куда частенько с тайными визитами приезжал Канарис – связь шла через британского посла в Мадриде Сэмюэля Хора, он лично кодировал все разговоры с Канарисом и телеграфом передавал в Лондон…
Впрочем, британцы контактировали с нацистами не только через Мадрид. Известный советский разведчик Ким Филби, который в годы Второй мировой войны работал в британских спецслужбах, позднее рассказывал, как в 1943 году получил информацию о том, что адмирал Канарис намеревается в очередной раз посетить Испанию. Филби, ничего не подозревавший о связях с главой немецкой разведки, тут же предложил своему начальству организовать покушение на адмирала, благо было известно, в каком испанском отеле тот намеревался остановиться.
Однако шеф британской разведки Стюарт Мензис наложил на рапорт Филби резолюцию следующего содержания: «Акции против адмирала нежелательны». А на вопрос недоумённого Филби Мензис лишь улыбнулся: «Мне всегда казалось, что мы сумеем использовать адмирала».
Далее советский разведчик пишет: «Только позднее я узнал, что мой шеф поддерживал связь с Канарисом через посредников в Швеции»…
От «Валькирии»
до «Немыслимого»
Зачем нужны были эти тайные германо-британские связи, стало ясно в 1943 году, когда в канадском Квебеке собрались начальники штабов США и Британии, также присутствовали премьер Черчилль и американский президент Франклин Рузвельт. На этой встрече на полном серьёзе поднимался вопрос… о возможном выходе обеих англо-саксонских стран из союза с русскими и вступлении в союз с нацистскими генералами для продолжения войны уже с Советами (!).
В действие квебекский план попытались ввести в 1944 году, когда Красная армия стала выходить на советскую государственную границу – стало очевидно, что вот-вот русские пойдут на Европу, на которую претендовали сами англо-саксы. Поэтому, по настойчивому «пожеланию» британской разведки, «оппозиционные» немецкие генералы разработали план секретной операции под названием «Валькирия». План предусматривал убийство Гитлера, захват власти в Германии и заключение мира с англосаксами на Западном фронте.
Но этот план не сработал. Хоть на Гитлера и было совершено покушение, фюрер остался жив. А верные ему части СС проявили решительность, и мятеж генералов, которых некоторые наши не очень умные историки сегодня называют «героями антинацистского сопротивления», был оперативно подавлен. Многие его участники были арестованы и казнены. Среди казнённых оказался и адмирал Канарис… Вот так Гитлер, по иронии судьбы, спас единую антигитлеровскую коалицию и фактически невольно избавил нашу страну от большой опасности создания американо-германо-британского фронта!
Впрочем, несмотря на эту неудачу, союзники не успокаивались. Их бомбардировщики старательно утюжили те немецкие города, которые, согласно Ялтинским межсоюзническим договорённостям, должны были отойти в советскую зону оккупации. Так был варварски уничтожен город Дрезден, где не было никаких военных объектов, – в одну ночь погибло свыше 30 тысяч мирных жителей. Советским наступавшим войскам, таким образом, доставались целые немецкие районы, дотла уничтоженные англо-американскими самолётами. Когда же наше командование стало выражать протест по этому поводу, англо-американцы ответили, что их авиаторы всего-навсего… «ошиблись». Однако эти «ошибки» повторялись с регулярной периодичностью.
А весной 1945 года дело едва не дошло до полного разрыва антигитлеровского союза. Когда наши армии подошли к Берлину, британский премьер Черчилль отдал тайный приказ готовить операцию под кодовым названием «Немыслимое». Начаться она должна была 1 июля 1945 года – на наши вой­ска планировалось обрушить группировку, состоящую из англичан, американцев, польского экспедиционного корпуса и 10-12 германских дивизий. Ради этого премьер приказал своим солдатам не разоружать сдавшихся немцев в земле Шлезвиг-Голштейн и в Южной Дании и держать в полной боевой готовности…
Этот замысел дал сбой из-за позиции американцев. Во-первых, общественное мнение в США не поняло бы такого резкого поворота в ходе войны, а во-вторых, американцы были очень заинтересованы в том, чтобы русские помогли им, наконец, покончить с японскими союзниками Гитлера. Да и вообще, «под ружьём» мы тогда держали огромную, хорошо отмобилизованную армию, имевшую опыт разгрома фашистской Германии, а наше тогдашнее высшее руководство умело оперативно и чётко реагировать на любую возникшую угрозу. Так что англосаксы нарывались на очень жёсткий ответ, с непредсказуемыми для себя последствиями...
…В общем, сегодня нам не стоит удивляться негативной реакции Запада на события уже почти 80-летней давности, когда вместо благодарности за подвиги и жертвы нашего народа, разгромившего гитлеровский фашизм, мы чаще всего слышим различные упрёки и даже призывы «покаяться за сталинизм», который, мол, виноват во Второй мировой войне не меньше, чем гитлеризм. Просто нам таким образом мстят за то, что мы не встали на колени перед западным миром тогда, в грозные 40-е годы…
Вадим АНДРЮХИН.

Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ