11 декабря 2019, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Сейчас читают

ПОСЛЕДНИЙ ИДЕАЛИСТ

01-03-2018

Каким мне запомнился Борис Ефимович Немцов

Бог свидетель – я никогда не был политическим сторонником или единомышленником Бориса Немцова, чья жизнь трагически оборвалась ровно три года назад. Тем не менее, я не буду отрицать неординарность личности Немцова. И сегодня хочу поделиться своими личными впечатлениями о его фигуре, которая оставила яркий след не только в новейшей истории России, но и в нашей области...

Одно время мне пришлось жить в одном подъезде с мамой Бориса Ефимовича, Диной Яковлевной, в многоквартирном доме на улице Агрономической. Она всегда поражала меня своим упорством – никогда ни на что не жаловалась, много ходила, одна таскала довольно тяжёлые сумки с продуктами. А ведь она была далеко не молодой – за 80!

Помню, как однажды помог ей втащить сумку по обледенелым ступенькам у подъезда. Еле удалось сделать это – Дина Яковлевна упорно отказывалась от моей помощи, с большим трудом уломал её позволить мне донести сумку хотя бы до дверей лифта...

Сильный характер

Из разговоров с самим Борисом Немцовым я знал, как он буквально боготворил свою мать. Думаю, что его упрямый и настойчивый характер – это во многом именно от этой сильной, достойной всякого уважения женщины.

Именно такой характер во многом помог ему сделать ту яркую политическую карьеру, которая происходила на наших глазах. Поэтому не буду останавливаться на её нюансах. Отмечу лишь, что Немцов, несомненно, был убеждённым либералом и демократом. Не на словах, как, наверное, большинство коллег из его либерального политического лагеря – попадая во власть, они нередко становились куда большими ретроградами и держимордами, чем бывшая коммунистическая номенклатура (это даже небезызвестный Анатолий Чубайс отмечал).

Нет, Борис был именно настоящим демократом!

Именно по этой причине, работая и в областной администрации, и в правительстве России, он всегда ценил людей прежде всего за их профессионализм, а не за партийную принадлежность. Я знаю, что некоторые ретивые деятели из администрации президента Ельцина не раз предлагали ему избавиться от профи, работавших в областной администрации со времён КПСС. Однако Немцов всегда категорически отказывался от такого рода «кадровой политики».

Именно по причине глубокой демократичности своей натуры он отказался устраивать политические разборки следом за трагическими событиями осени 1993 года, когда Ельцин разгромил Верховный Совет России. Тогда окружение Ельцина требовало от него и других глав российских регионов устроить аресты всех, кто защищал Верховный Совет или, находясь на ответственной должности, выражал поддержку российскому парламенту.

Некоторые региональные начальники живенько откликнулись на эту «инициативу». А вот Немцов ответил: пока я губернатор, ничего такого в Нижегородской области происходить не будет!

В общем-то эта преданность идеалам и привела его в конце концов в оппозицию нынешней власти, хотя поначалу режим, который пришёл на смену власти Ельцина, он поддерживал.

Наверное, он вполне мог прекрасно устроиться на тёпленьком месте в какой-нибудь госкорпорации, как это сделали многие из коллег Бориса по либеральному лагерю – днём, как известно, они усердно вкалывают на ниве по зарабатыванию «трудовых миллионов», а по ночам ругают «проклятый путинский режим», который, собственно, и обеспечил столь хлебное место.

Нет, как честный, идейный человек, да ещё с сильным характером, он снова предпочёл борьбу (как и в в конце 80-х). Но увы, эта борьба была обречена...

Конечно же, обречена вовсе не на такой страшный финал, который произошёл на исходе февраля 2015 года – думаю, что такого исхода не ожидали даже его самые ярые политические противники. Нет, просто повести за собой народные массы на политическую борьбу Борис был не способен. Чисто в силу своего сложного характера.

Один в поле воин

Речь идёт об обратной стороне характера Немцова – крайний эгоцентризм. Не эгоизм – потому что эгоист никогда бы не сумел так заботиться о своих родных и близких, как это умел делать Борис! Нет, именно эгоцентризм, когда человек слишком большого мнения о своих способностях, о собственной значимости, что мешает сформировать ему полноценную команду единомышленников.

Такой команды у него никогда не было – ни во время губернаторства, ни в правительстве страны, ни позднее. Да, многие искали его расположения, умело пользовались его возможностями во власти, но потом сразу же от него отходили.

Помню, как Борис был сильно растерян, когда в самом конце 90-х годов, сразу после его ухода из правительства, многие бросились поливать Немцова грязью, в том числе и в родной ему Нижегородской губернии. Мало того, среди «критиканов» были и люди, которые до того всячески Бориса восхваляли и облизывали, да и просто были многим ему обязаны!

Тогда я написал статью, где сказал: ребята, как вам не стыдно, уж кому-кому, но только не вам вот так бросаться в Немцова камнями. Он тогда позвонил мне и сказал:

– Старик, спасибо, вот уж от кого не ожидал к себе такого отношения, так это точно от тебя. Ещё раз – спасибо!

Потом мы с ним ещё не раз общались. И в его офисе, расположенном на Чёрном пруду, и просто случайно встретившись на улице, когда он бывал наездами в Нижнем. Болтали долго, и мне вообще интересно было с ним разговаривать – прежде всего потому, что он был неравнодушным человеком. Он страстно спорил, размахивая руками, словно не было за его спиной многих лет работы во власти, а он так и оставался уличным политиком эпохи перестройки...

Но и в рядах оппозиции он так и не сформировал сильную команду. Однажды писатель Эдуард Лимонов, который в нулевые годы тесно работал с Борисом в рядах непримиримой оппозиции, едко подметил, что на любые уличные акции все оппозиционеры приходят вместе со своими единомышленниками, и только один Немцов вместе со своими родственниками (других «идейных соратников» у Бориса просто не было). К Лимонову можно относиться по-разному, но, зная немцовский характер, этому можно легко поверить...

Так что Немцов никак не мог совершить революции, и реальной угрозы власти он точно не представлял. Как яркая личность – да, он мог вызывать раздражение у отдельных представителей Кремля, но не более того.

«Физик» против «лириков»

Мне кажется, что эгоцентризм появился у Немцова не только в силу личной самоуверенности. Дело в том, что он был типичным представителем технической советской интеллигенции, да ещё, по отзывам знавших его коллег, весьма успешным с точки зрения занятия наукой – не будь перестройки, Немцов наверняка стал бы видным учёным-исследователем.

А эти ребята (при прямом содействии советской власти, расплодившей огромное количество разного рода КБ и НИИ) чувствовали себя своеобразной элитой в рядах интеллигенции и потому всегда свысока смотрели на представителей других интеллектуальных профессий. Отсюда и их сильное самомнение – мол, «физики» всегда выше «лириков», нам ведомо буквально всё, даже ваши гуманитарные науки!

Мне лично нередко приходилось наблюдать картину, когда вот такие технари, нахватавшись поверхностных сведений об истории, начинают учить историков-профессионалов не просто жизни, а буквально самой исторической науке.

Увы, Немцов не стал исключением. По моим личным наблюдениям, его знания о реальной российской истории, а точнее, обо всех сложностях и даже противоречиях развития нашего российского общества никогда не простирались дальше статей прессы эпохи перестройки. Отсюда не только эгоцентризм «всезнайки», но и преклонение перед Западом, которым он всегда сильно восхищался.

А с учётом того, какими чёрными красками перестроечная пресса рисовала наше прошлое и одновременно превозносила западный мир, через такое преклонение прошли очень многие наши граждане. И некоторые из них, вроде Немцова, по самым разным причинам так и остались в тех розовых прозападных иллюзиях.

Впрочем, не скажу, что у Немцова это было слепое восхищение. Он вполне соглашался со мной, что Запад рассматривает Россию исключительно с точки зрения своих интересов, которые далеко не всегда (если не сказать больше) совпадают с интересами нашей страны. Но Борис убеждал меня, что самое главное – это те демократические идеалы, на которых живёт Запад. Мол, возьмём эти идеалы на вооружение и построим своё справедливое и богатое общество. Для того, по его мнению, и поддержкой западных стран воспользоваться не грех.

Он не слушал моих возражений о том, что Запад вовсе не заинтересован в сильной и развитой России, что так называемой поддержкой тех или иных российских политических партий Запад просто привязывает эти партии к себе и ставит к себе в услужение. В этом плане у западников накоплен огромный многовековой опыт...

Борис категорически со мной не был согласен. Возможно, даже не из-за упрямства, а просто боялся для себя признать мою правоту – ведь слишком много собственных сил и времени он вложил в либеральное демократическое движение страны, ориентированное на западные ценности...

Кстати, осенью 2012 года, уже после событий на Болотной площади, в которых Немцов принимал самое активное участие, мне как одному из ведущих журналистов региона неожиданно позвонили из посольства США. На рандеву пригласил начальник Политического отдела посольства некто Майкл Клечески, бывший в Нижнем на каком-то международном мероприятии. Политический отдел – это та структура посольских ведомств США, которая изучает и анализирует внутреннюю политику страны пребывания (в данном случае – Россию). Мне стало интересно, и я согласился на встречу.

Встречались мы в одной из кафешек на Большой Покровке. Майкл, который очень неплохо говорил по-русски, долго расспрашивал меня о жизни области, просил дать оценку деятельности губернатора Валерия Шанцева... А потом вдруг спросил, а что я думаю о Борисе Немцове и его перспективах как политика?

Я честно ответил, что несмотря на разногласия в политических взглядах, мне он импонировал как губернатор. Думаю, что со временем Борис вполне мог стать одним из самых влиятельных региональных руководителей в России, политическим тяжеловесом, к которому прислушивались бы и в Кремле (как, например, и сегодня прислушиваются к бывшему многолетнему президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву).

Однако Немцов выбрал сначала Москву, а потом и стезю оппозиционной борьбы, на которой ему явно ничего не светило, прежде всего в силу личного сложного характера, не позволяющего ему сконцентрировать вокруг себя нормальных единомышленников...

Майкл молча и явно с интересом выслушал и поблагодарил за высказанную оценку. Не знаю, какой конечный вывод он сделал. Но не думаю, что его выводы сильно расходились с моими наблюдениями. Да и не только с моими, но и многих его сподвижников по оппозиционной борьбе. А американцев дураками точно считать нельзя. Поэтому я не думаю, что именно Немцова они выбрали в качестве тарана по расшатыванию нынешнего российского политического режима.

Как я уже говорил, наверняка это хорошо понимали и у нас наверху. Поэтому многое Немцову просто прощали – в отличие, например, от других оппозиционеров, вроде лидера «Левого фронта» Сергея Удальцова, получившего по следам «болотных событий» серьёзный тюремный срок.

Так что я не исключаю, что истинную причину гибели Бориса сегодня можно искать где угодно, но только не в больших политических играх...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


Видели видео?

Выпуск  «Орла и решки» про Нижний  Новгород вышел в эфир


Сейчас читают


Дорожный беспросвет

За что экс-министр Вадим Власов лишился кресла и свободы


Корабельные новости

Новый детектив Татьяны Устиновой, возможно, будет про наше «Красное Сормово»


АРХИВ