05 декабря 2023, вторник
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Игра с огнём

29-09-2022
Ровно 100 лет назад, в 1922 году, советские спецслужбы приступили к проведению тайной операции, названной «Синдикат-два». Эта операция была призвана выманить из-за границы террориста Бориса Викторовича Савинкова, которого большевики на тот момент не без основания считали для себя опасным человеком…
Вся жизнь Савинкова напоминала самый настоящий авантюрный роман, в котором было всё – погони, стрельба, политические интриги, предательство друзей и единомышленников. И до самой своей смерти Савинков буквально наслаждался такими рискованными поворотами судьбы…

Его предсказал Достоевский
Он родился в 1879 году в Варшаве, находившейся тогда в составе Российской империи. Его отец был судьёй, зарабатывал хорошие деньги, потому семья Савинкова-старшего никогда не испытывала материальной нужды. Судья отправил Бориса в Петербургский университет, чтобы тот получил хорошее образование. Однако в столице империи юноша вместо учёбы увлёкся революцией. В принципе, в этом ничего удивительного не было – редко кто из тогдашней интеллигенции не увлекался идеями «свободы, равенства и братства». Но мало кто потом решался встать на путь профессиональной революционной работы. Савинков же стал именно таким профессионалом.
Думается, причиной тому являются отнюдь не его политические убеждения, так как их он всегда менял как перчатки. Просто своей нелегальной работой Савинков явно хотел возвыситься над окружающим миром, став эдаким сверхчеловеком. Поначалу он примкнул к социал-демократам. Но ему быстро надоели чисто теоретические споры мудрёных марксистов. Тогда он пришёл в партию социалистов-революционеров (эсеров), мечтавших построить в России крестьянский социализм. И вскоре Савинков стал одним из руководителей террористического филиала партии – боевой организации, готовившей покушения на видных царских сановников.
Вот где он развернулся! За короткое время при его участии были убиты – министр внутренних дел Плеве, московский губернатор великий князь Сергей Александрович и не менее десятка более мелких должностных лиц. Убивая этих людей, Савинков как бы поднимался в своих глазах до уровня Господа Бога, взяв на себя право казнить и миловать «людскую чернь», невзирая на звания и лица.
В 1906 году Савинкова изловила полиция – поймали его в Севастополе, где террорист готовил очередной теракт. Время было суровое, страна корчилась в судорогах первой русской революции, и потому Савинкова судил военно-полевой суд. Приговор – смертная казнь через повешение. Однако в ночь перед казнью товарищи Савинкова из числа военных помогли ему бежать. На парусном боте террорист уплыл в Румынию, а оттуда уехал во Францию, где пополнил ряды русских политических эмигрантов...
Однако эмиграция принесла ему одни разочарования. Боевая организация решением ЦК партии эсеров была распущена. А в 1908 году Савинков узнал, что его старый товарищ и куратор боевой организации от имени ЦК Евно Азеф много лет являлся агентом полиции, который предал немало революционеров – арест Савинкова в Севастополе, по всей видимости, был также на его совести. И скоро Борис Викторович фактически порвал с социал-революционерами – отныне о своих взглядах он говорил: «Я – личный империалист».
В Париже он написал по сути автобиографическую повесть «Конь бледный», где главный герой, глава революционеров-террористов по имени Жорж ведёт постоянную заочную дискуссию с Христом, стремясь или опровергнуть его учение, или приспособить к своим деяниям. Савинков в этой повести как бы насмехается над опасениями великого христианского писателя Фёдора Михайловича Достоевского, неоднократно предупреждавшего о появлении когорты людей, которые непременно попытаются встать над человеческой моралью.
Мало того, герои савинковской повести словно пародируют героев Достоевского. Мечтательная изготовительница бомб Эрна сильно напоминает Сонечку Мармеладову, решившую посвятить себя революции и любимому Жоржу. А террорист Ваня предстаёт перед нами в образе разочаровавшегося в существующей действительности Алёши Карамазова, который, тем не менее, не забывает перед терактом лишний раз заглянуть в Евангелие. Ну и, наконец, сам главный герой Жорж, под которым Савинков подразумевал себя, – это явно сделавший свой выбор Родион Раскольников, отныне и навсегда отбросивший малодушные мысли о «твари дрожащей» в пользу права убивать по своему усмотрению...
Я не знаю, читал ли Савинков философские произведения своего современника Фридриха Ницше, провозгласившего, что «Бог умер» и что грядёт сверхчеловек, который станет «по ту сторону добра и зла». Но всей своей жизнью, своими мыслями он старался походить именно на такую суперличность...
Когда книжка впервые появилась на прилавках дореволюционной России, она вызвала огромный интерес. Ещё бы! Вместо унылого и тусклого мира дворянского быта, коим была насыщена литература того времени, на суд читателей были представлены заговорщики, готовившие без лишних рассуждений политические убийства. Да ещё и нашедшие оправдание своего поступка в христианском учении! Поэтому книга читалась, как захватывающий триллер…

С мечтой о личной диктатуре
Савинков вернулся в Россию сразу после Февральской революции 1917 года. Демократическое Временное правительство встретило «героя революционного движения» с распростёртыми объятиями. При Керенском Савинков даже стал управляющим делами военного министерства. Но «сверхчеловек» вовсе не собирался верой и правдой служить демократам. Он видел, что объятая революционным хаосом страна катится в пропасть, что её может спасти только сильная власть. То есть – диктатура. Разумеется, в роли диктатора Борис Викторович видел только себя и никого более. Ради этого Савинков вступил в сговор с бывшими царскими генералами, готовившими военный переворот…
Однако мятеж генерала Лавра Корнилова провалился, а 25 октября 1917 года власть захватили большевики. Савинков прекрасно знал большевистских лидеров и понимал, что властью с ним они делиться никогда не станут. Поэтому объявил им войну. Поначалу Савинков вместе с казачьим генералом Петром Красновым хотел повести на революционный Петроград воинские части, расположенные в районе Пскова, однако армия к тому времени практически полностью перешла на большевистские позиции. Поэтому карательный поход Краснова-Савинкова на Питер закончился провалом.
Впрочем, гражданская война ещё только начиналась. В начале 1918 года Савинков объявился в Москве, где создал подпольную офицерскую организацию «Союз защиты Родины и свободы», охватывавшей главным образом города Верхнего и Среднего Поволжья. Организация была строго законспирирована – структура была разбита на мелкие группы, каждый член Союза знал только людей своей группы, не более. А о составе и местонахождении штаба организации ведали только самые доверенные люди. За измену в савинковском Союзе полагалось лишь одно наказание – смерть.
В июле 1918 года «Союз защиты» поднял антисоветские восстания в Ярославле, Рыбинске и Муроме. Это была настоящая авантюра, как раз в стиле Савинкова – попытаться захватить сразу несколько городов, отстоящих друг от друга не на одну сотню километров, да весьма скромными силами не более чем в тысячу человек… Словом, это было настоящее безумие, тем не менее штаб Союза отдал соответствующий приказ. Увы, всё закончилось так, как и должно было закончиться – все выступления савинковцев были подавлены Красной армией, а сами руководители Союза позорно бежали в сторону красно-белого фронта...

«Фашизм – это будущее
человечества»
Бывший террорист и неудавшийся «диктатор всея Руси» ещё какое-то время без дела болтался в занятой белыми Казани и принял участие в боевой вылазке отряда подполковника Владимира Каппеля по красным тылам. Во время этого рейда даже белые офицеры поразились его жестокости – Савинков ругался с теми командирами, которые с миром отпускали взятых в плен красных бойцов. Каппелевцы не зря подозревали, что своими зверскими призывами «сверхчеловек» мстит большевикам за то, что они нарушили его грандиозные планы по захвату власти в России.
Так что можно себе представить, какими мерами наводил бы Савинков порядок в стране, если бы стал её диктатором – кровушки явно пролил бы вдоволь!
Впрочем, и здесь Савинков не прижился. Осенью 1918 года он уехал за границу, где формально стал представителем белого адмирала Колчака в странах Европы. Но уже через год белое движение потерпело сокрушительное поражение, и Савинков перебрался в родную ему Польшу, ставшую к тому времени независимой страной и проводившую ярую антисоветскую политику.
Там Борис Викторович реанимировал свой «Союз защиты родины и свободы». В 1920-1921 годы вооружённые банды Союза при помощи поляков прорывались через западные границы нашей страны, устраивая опустошительные рейды. Так, один из видных савинковцев, полковник Эдуард Павловский, очень любил лично заниматься грабежами, убивать евреев, закапывать захваченных коммунистов живьём в землю или варить их в котле на медленном огне… Об этих страшных рейдах Савинков написал продолжение «Коня бледного» – повесть «Конь вороной», где бывший революционер Жорж предстаёт в роли беспощадного белого командира. Примечательно, что здесь больше нет никаких рассуждений о христианстве и о морали. Видимо, Родион Раскольников превратился в законченного палача и убийцу, у которого уже не было обратной дороги в нормальную человеческую жизнь…
А в начале 20-х годов на глазах изумлённой Европы в Италии возникло новое политическое движение – там к власти пришли чернорубашечники фашистской партии во главе с бывшим либеральным социалистом Бенито Муссолини. Потрясённый Савинков понимает, что Муссолини удалось осуществить его давнюю мечту, поэтому он пишет подобострастное письмо итальянскому диктатору, где есть такие слова: «Фашизм – это как раз то, чего всем нам так не хватает. Фашизм – это определённо будущее всего человечества».
Однако «сверхчеловек» к тому времени уже находился под пристальным вниманием советских спецслужб. В Москве решили покончить с честолюбивым поклонником фашизма и кровавым разгулом его банд. В рамках операции «Синдикат-два» чекисты создали фальшивую подпольную организацию «Либеральные демократы», которая связалась с савинковскими эмиссарами. Савинкова убедили, что в России якобы существует мощная оппозиционная структура, готовая поднять восстание против красных властей, но ей не хватает сильного лидера, которым может быть только уважаемый Борис Викторович. Наверное, Савинков подозревал, что дело здесь нечисто. Однако дальше прозябать в эмиграции он не мог: к нему стали терять интерес влиятельные европейские деловые и политические круги, а «Союз защиты родины» стал постепенно распадаться. И он решил рискнуть.
14 августа 1924 года Савинков перешёл границу СССР, а на следующий день его арестовали органы ОГПУ. И скоро он предстал перед коллегией Верховного суда, на которой «сверхчеловек», потрясённый ловким обманом чекистов, признался во всех своих преступлениях и покаялся перед советской властью. Его приговорили к смертной казни. Но приговор не стали приводить в исполнение, потому что большевики знали, что и так нанесли Савинкову смертельный удар. Планы его сокрушены полностью и окончательно, и без активной политической деятельности он просто не сможет существовать. Смертную казнь ему заменили десятью годами тюремного заключения.
…Савинкову для отбытия наказания предоставили вполне комфортабельную камеру, где он мог заниматься литературной работой. Но жить в клетке Савинков не собирался, и в 1925 он году покончил с собой, выбросившись в лестничный проём Лефортовской тюрьмы. Его самоубийство стало весьма символичным – и прежде всего для окончательно выродившейся российской контрреволюции...
Вадим АНДРЮХИН.

Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ