18 мая 2022, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Во саду ли

12-05-2022
Многие наверняка помнят историю императора Диоклетиана, которую рассказал в фильме «Москва слезам не верит» главный герой Гоша. На склоне лет правитель отрёкся от престола и занялся выращиванием цветов и овощей. А когда соратники приехали уговаривать его вернуться к власти, он ответил: «О, если бы вы могли посмотреть на овощи, выращенные моими руками, вы бы сказали, что мне этого никогда не надо делать».
Диоклетиан был, возможно, одним из первых знаменитых огородников. Но далеко не единственным. Цари, вожди, поэты, писатели любили загородную жизнь. Вот только время на даче проводили по-разному...

С царским размахом
Начало дачной жизни в России положил Пётр I. Стараясь летом удержать своих подданных поближе к столице, он щедро раздавал им земли, на которых требовалось немедленно начать строительство. Император мог лично заявиться с инспекцией, проверить условия для жизни и благоустройство.
У самого Петра был дворец в Петергофе, но больше для государственных дел, чем для отдыха.
Первой настоящей дачницей в привычном смысле среди монарших особ стала супруга императора Николая I. Чтобы передохнуть от столичной суеты, Александра Фёдоровна уезжала в пригород. Однако Петергофский дворец казался ей слишком помпезным. И Александра Фёдоровна попросила мужа построить ей какую-нибудь «хижину». В результате она получила особняк на 27 комнат. На участке также был сад с множеством беседок, колодец и даже церковь.
Наследник Николая I – Александр II – построил себе здесь «фермерский дворец». Он, конечно, мало походил на обычную сельскую избу и был оборудован по последнему слову техники. В частности, здесь появился первый в России лифт, который приводился в движение вручную. Со временем в Александрии провели водопровод с горячей и холодной водой и сделали настоящий санузел.
Царственные особы с удовольствием предавались загородным развлечениям: охотились, ловили рыбу, играли в мяч, катались на велосипедах. Александр III, например, любил рано утром ходить в лес за грибами, а потом садился за бумаги.
Этот стиль жизни, когда можно перемешать активной отдых с работой, становился всё более популярным среди российской элиты. К концу XIX века дачи облюбовали не только император и его приближённые, но и творческая интеллигенция. И дачная жизнь вышла на новый уровень.

Природа вдохновения
«Ни пахать, ни сеять, а только жить в своё удовольствие, жить только для того, чтобы дышать чистым воздухом», – писал о дачной жизни Антон Павлович Чехов. Правда, сам он своим советам не следовал и был страстным земледельцем.
В 1898 году больной турберкулёзом Чехов купил дом в Ялте, который местные жители окрестили за цвет Белой дачей. Писатель лично делал план участка, высаживал деревья, кустарники и цветы, скрупулёзно записывая все проведённые работы. Сегодня в этом доме расположен музей писателя, и, как утверждают старожилы, с чеховских времен здесь сохранилось не менее 30 процентов посадок.
Ещё одной знаменитой писательской дачей в Крыму был дом Максимилиана Волошина. Одни считали его идеальным местом для творчества, другие называли «художественным борделем». В доме Волошина царили свободные нравы, здесь разгуливали полуголые женщины, а хозяину молва приписывала многочисленные любовные связи с ними. Говорят, именно благодаря знаменитому поэту в Коктебеле появился первый нудистский пляж.
Вместе с тем дом Волошина был настоящим местом притяжения самых талантливых людей эпохи. У него гостили Горький, Белый, Мандельштам, Брюсов. А после смерти Волошина его особняк в Крыму стал Домом творчества, куда мог приехать любой писатель или поэт.
Ещё одной творческой Меккой в советские годы были знаменитые дачи в Переделкине. По легенде, начало литературному посёлку положил разговор Сталина с Горьким. Якобы вождь спросил нашего земляка, как живут писатели за границей. «На даче живут, уезжают от городской суеты», – сказал Горький. Тогда Сталин поручил подготовить ему список из 40-50 самых достойных кандидатов и обеспечить их дачами. Дома построили в Переделкине. И в 1936 году туда въехали первые знаменитые жильцы.
Одним из них стал будущий нобелевский лауреат Борис Пастернак. Он часами гулял по посёлку, смотрел на звёзды, размышлял об искусстве. Пока в годы репрессий все тихо сидели за своими калитками, Пастернак приходил в гости к тем, кто вот-вот мог быть арестован. Многие считали это настоящим безумством. В Переделкине Пастернак написал «Доктора Живаго» и несколько поэтических циклов.
Через два года по соседству обосновался Корней Чуковский. Он настолько полюбил эти места, что больше практически не возвращался в московскую квартиру. Чуковский строго соблюдал режим дня: вставал утром, работал, потом не менее двух часов прогуливался по посёлку и стал привычной частью местного пейзажа.
А после Великой Отечественной войны в Переделкине поселились поэты-шестидесятники: Евгений Евтушенко, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Булат Окуджава. Переделкино не раз появлялось в стихах последнего. Дом Окуджавы стал местом притяжения творческой интеллигенции и всегда был полон гостей. Впоследствии его дача, так же как дачи Пастернака и Чуковского, стала музеем.
Но если для поэтов и писателей загородная жизнь была источником вдохновения, то для представителей партийной элиты дачи действительно служили местом отдыха. Лидеров СССР не ждали с распростёртыми объятиями за границей. Поэтому уже вскоре после революции для них появились многочисленные госдачи, для нужд которых приспосабливали аристократические особняки и строили новые дома.

Дачи особого назначения
Сразу после революции была оборудована дача для Владимира Ленина. Он выбрал популярное нынче Рублёвское направление и поселился в одном из местных посёлков – Горках. Домом для Ильича стала роскошная усадьба Зинаиды Морозовой, наследницы знаменитого предпринимателя и мецената Саввы Морозова. Однако при заезде слуги так натопили камин, что случился пожар и главный дом несколько лет был непригоден для проживания. Вождь революции и его соратница-жена Надежда Крупская ютились во флигеле, стоявшем рядом.
Впрочем, в быту Ленин был неприхотлив. Любил работать в прохладном помещении с температурой +15...+16 градусов, и единственным важным атрибутом цивилизации для него был телефон.
А сам известным советским дачником был, конечно, Иосиф Сталин. У него насчитывалось порядка 20 резиденций, в основном на юге – в Сочи, Крыму, Абхазии, Грузии, но были и в Подмосковье. Обстановка везде была минималистичной и угрюмой: вождь всех народов не любил роскоши и страдал манией преследования, поэтому больше всего заботился о безопасности. Так, его любимая дача недалеко от курортного города Гагры надёжно укрыта от посторонних глаз: она стоит на возвышении, так что её невозможно ни увидеть с суши, ни подобраться к ней незамеченным. Дача выкрашена в густо-зелёный цвет и сливается с лесом.
И если никаких вензелей и позолоты Сталин не терпел, то в благах цивилизации себе не отказывал: на дачах у него были кинозалы, сауны, ванны с неостывающей водой, а в Подмосковье – собственный лифт. На отдых с вождём выезжал целый штат обслуживающего персонала: горничные, медработники, водители, садовники и даже токсиколог, который проверял, чтобы еда Иосифа Виссарионовича не была отравлена. Кстати, на столе обязательно должны были быть грузинское вино, чахохбили и лобио.
Ещё одну сталинскую дачу в крымской Малой Сосновке впоследствии облюбовал Брежнев. Правда, он не был столь аскетичным и распорядился построить рядом с домом вождя роскошный павильон «Шатёр», где встречал официальные делегации.
Ну а самой знаменитой госдачей в Крыму в итоге стала резиденция в Форосе. Говорят, она была построена по личному желанию Раисы Горбачёвой, а стройкой руководил А.В. Березин, до этого возводивший космодром Байконур. Первая леди СССР скромностью в быту не отличалась: в доме были драгоценные инкрустации, мрамор, обои из шёлка и даже эскалаторы с подсветкой. А на пляж подвезли идеально отшлифованную гальку.
На этой даче Горбачёвы отдыхали вплоть до 1991 года. Именно там Михаил Сергеевич находился, когда случился путч.
Именно тогда, по сути, закончилась история советских дач. И начался новый этап российской загородной жизни, который ещё предстоит изучить и осмыслить.
Лариса ПЛАХИНА.

Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ