18 мая 2022, среда
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

ВтороИ фронт

05-05-2022
О работе органов государственной безопасности в годы Великой Отечественной войны на территории нашей области на страницах нашей газеты мне приходилось писать не раз. Напомню, что это были статьи о том, как органы ловили немецких шпионов, как боролись с потенциальной «пятой колонной», как помогали налаживать военное производство и руководили строительством оборонительных рубежей на подступах к городу Горькому. Обо всём этом я рассказывал очень подробно…

Однако это были далеко не все задачи, которые пришлось выполнять нижегородским чекистам. Вот об этих задачах, не менее важных в военное время, чем та же борьба с вражеским шпионажем, и пойдёт речь в данном материале – кстати, многие факты, приведённые ниже, публикуются впервые…
Прежде чем приступить к рассказу, подчеркну, что в военное время органы госбезопасности и милиции действовали в рамках одной спецслужбы – Наркомата внутренних дел Советского Союза (НКВД СССР): органы государственной безопасности в этой единой структуре действовали на правах отдельного управления, УНГБ. Тяготы и сложности войны показали правильность такого ведомственного единства – нередко милиционерам и чекистам приходилось действовать рука об руку…
«В одном доме убито шесть человек»
В годы войны органы НКВД придавали чрезвычайно важное значение контролю за любыми городскими объектами жизнеобеспечения. Так, в 1943 году начальник областного Управления НКВД, комиссар госбезопасности Василий Рясной направил на имя первого секретаря Горьковского обкома Михаила Родионова довольно резкое письмо, где высказал серьёзную озабоченность состоянием водоочистных сооружений города Горького: очистные станции не обеспечены самыми необходимыми химикатами, оборудование требует самого серьёзного ремонта, у рабочих нет специальной одежды и снаряжения, кое-где на станциях нет электричества и т.д.
По мнению Рясного, если ситуация с развалом водоочистки выйдет из-под контроля, это может привести к массовым заболеваниям и даже эпидемиям, со всеми вытекающими отсюда последствиями для нормальной работы, в том числе и оборонных заводов – и это даже хуже, чем диверсия врага…
Надо сказать, что сигнал в обкоме партии был услышан, и порядок на водоочистке очень оперативно наведён… А ещё органы госбезопасности активно помогали милиции в борьбе с уголовной преступностью и дезертирством. 30 мая 1942 года Управление НКВД довело до партийных органов следующую секретную информацию:
«В военный период, и особенно с наступлением лета возросло дезертирство военнослужащих из Красной армии, а также проявлений уклонения от воинского учёта и призыва в Красную армию. В отдельных районах отмечены проявления бандитизма со стороны дезертиров. В гор. Муроме бандитами-дезертирами при ограблении квартир в одном доме убито шесть человек, в том числе семья эвакуированного из Ленинграда профессора Буйновского. В Кулебакском районе пьяными дезертирами совершён террористический акт. Явившись в деревню Ломовку, пьяные дезертиры открыли стрельбу по окнам домов местных активистов (председателя сельсовета, секретаря и комсомольцев-колхозников). Ими убита колхозница, жена красноармейца Фомичёва...».
Главным образом борьбой с этой преступностью занималась милиция, а госбезопасность подключалась только в самых опасных случаях. Например, если возникало подозрение в том, что те же дезертиры не просто прячутся, но ещё и ведут антисоветскую агитацию и вообще своими делами прямо работают на врага. Или когда преступления совершались военнослужащими – здесь работа шла совместно с особыми отделами частей и подразделений РККА…
Именно сотрудники госбезопасности в начале 1943 года выследили и ликвидировали опасного бандита Алексея Станченкова, скрывавшегося в отдалённом Наруксовском районе области. Это бывший кулак, который в 1937 году был приговорён к пяти годам лишения свободы за воровство и спекуляцию. Срок отбыл незадолго до начала войны. Сразу после призыва в армию бежал в свой родной Наруксовский район, прихватив с собой боевую винтовку со штыком. В 1942 году вместе с другим дезертиром, Иваном Павликовым, начали терроризировать местное население – угрожали тем, кто их мог выдать властям, крали колхозное и личное имущество граждан, ворованное продавали на чёрном рынке. А ещё Станченков просто люто ненавидел советскую власть, грозился в случае прихода немцев устроить коммунистам жестокий террор!
Этим бандитам удалось вовлечь в свою преступную деятельность немало людей, включая даже председателя сельсовета одной из деревень Анну Рамзаеву, которая сожительствовала с Павликовым. Поэтому бандиты долго оставались неуловимыми – их всегда предупреждали об опасности ареста.
Но они не только угрожали. Осенью 1942 года Станченков выстрелом из обреза убил коммуниста Анащенкова, который принимал активное участие в розыске бандитов. Также им был сожжён дом одного из колхозников, который не побоялся бандитских угроз. Станченков однажды обнаглел настолько, что обещал своим подельникам пристрелить начальника райотдела НКВД…
…Сначала органы госбезопасности выследили и арестовали Ивана Павликова в доме его любовницы – тот сразу дал признательные показания, сообщив о возможном местонахождении Станченкова. Главаря обнаружили в феврале 1943 года на лесном кордоне «Ковчей». Милиционеры и чекисты блокировали бандита в доме лесника. Сдаваться тот не захотел, начал отстреливаться, поэтому брать живым его не стали – короткая автоматная очередь оборвала его жизнь...
«Проявили преступную
близорукость...»
Как известно, в 1943 году непосредственно для борьбы с немецким шпионажем была образована военная контрразведка СМЕРШ. Но смершевцы не только ловили шпионов. В Горьком их однажды привлекли к наведению порядка на здешнем военно-пересыльном пункте.
Дело в том, что в это время советские уголовники получили возможность искупить свою вину на фронте – только в одном 1943 году в распоряжение Горьковского военкомата было передано 1548 осуждённых преступников. Часть из них действительно потом честно и даже геройски воевала. Но другие просто воспользовались свободой, чтобы дезертировать и снова начать грабить и убивать. И бежали они в основном именно из пересыльного пункта Горького, куда их направляли прямо из тюрем и лагерей.
Судя по материалам расследования, проведённого СМЕРШ совместно с милицией, было две причины сложившейся ситуации. Во-первых, работники пересылки слабо контролировали территорию своего ведомства: не было практически никакой охраны, уголовники обитали вперемешку вместе с другими призывниками. А во-вторых, преступную близорукость проявляли сотрудники военной прокуратуры. Оказалось, что пойманных неоднократно бандитов-дезертиров вместо того, чтобы отправить обратно в места заключения, прокуроры снова и снова направляли в пересыльный пункт (якобы после раскаяния), откуда те в очередной раз сбегали.
Так, уголовник Борисов, имевший пять судимостей и 13 приводов в милицию, три раза сбегал с пересылки. За время своего неоднократного дезертирства он в составе организованной банды совершил 15 квартирных краж. Эта информация была доведена до Главной военной прокуратуры страны, которая, уже после своего внутреннего расследования, привлекла своих нерадивых горьковских сотрудников к должной ответственности…
…В том же году военная контрразведка расследовала в городе Муроме зверское убийство гражданки Комаровой и её 6-летнего сына. Подозрение пало на двух бойцов 362-го стрелкового полка, дислоцировавшегося в этом городе. Поначалу преступники отпирались, но после вмешательства контрразведчиков, собравших неопровержимые улики, во всём сознались: как один из них во время увольнительной специально познакомился с Комаровой с целью ограбления, ходил к ней домой и даже «подружился» с её маленьким сыном, а потом вместе с подельником явились ночью и убили всю семью… Материалы расследования были переданы в военный трибунал, который вынес убийцам суровый приговор…
«Лично сжигал деревни»
В конце войны органы госбезопасности вплотную занялись преступлениями, совершёнными нацистами и их пособниками. Дело в том, что военных преступников искали не только на бывших оккупированных территориях, ибо эти подонки по понятным причинам старались убраться подальше от мест своих преступлений. Они буквально расползались по всему Советскому Союзу под видом репатриантов, бывших пленных, демобилизованных и раненых бойцов Красной армии и т.д.
Город Горький в этом плане не стал исключением – в 1944-1945 годы местными чекистами во время всевозможных фильтрационных проверок было обнаружено немало таких предателей. К примеру, в Горьковскую область на проверку привезли освобождённых советских пленных, которые содержались в немецких концлагерях, расположенных в Норвегии. Как оказалось, не все эти узники были жертвами нацизма… Из архивных данных УФСБ по Нижегородской области:
«28 ноября 1945 года по подозрению в измене Родине и в проведении предательской работы в пользу немцев арестован Шулик Владимир Егорович, 1920 года рождения. На следствии Шулик показал, что, будучи военнослужащим РККА, в июле 1941 года в районе Бобруйска сдался в плен. Находясь в плену, в 1942 году Шулик добровольно поступил полицейским в немецком лагере в гор. Бронезуд (Норвегия). Будучи полицейским, Шулик принимал активное участие в истязаниях русских военнопленных, избивая их палками… Летом 1942 года Шулик избил до потери сознания больного военнопленного Писаренко, который из-за болезни отказался выходить на работу. В то же время он избил лопатой военнопленного Бичужного за отказ от работы. В августе того же года участвовал в зверском избиении военнопленного Иванова, который после издевательств умер.
Военным трибуналом Горьковского военного округа Шулик осуждён к 20 годам каторжных работ…».
Ловили горьковские чекисты и активных немецких карателей:
«В Выксунском районе был обнаружен и арестован Муратов Халиль, 1911 года рождения, татарин, уроженец гор. Симферополь, бывший член ВКП(б). На следствии Муратов показал, что он, проживая в 1942 году в гор. Симферополь, добровольно поступил на службу к немцам, в крымско-татарский батальон № 154 по борьбе с партизанами и советско-партийным активом, в составе которого принимал неоднократно участие в облавах на партизан и коммунистов, выселял жителей деревень и лично сжигал деревни...
…В городе Горьком арестован Коваль Василий Полиянович, 1921 года рождения, украинец. Из агентурных данных стало известно, что Коваль, будучи на фронте, в 1941 году добровольно сдался в плен к немцам и вступил в немецкую армию, принимал участие в боях против Красной армии. В ходе следствия агентурные данные подтвердились и дополнительно было установлено, что Коваль, находясь на оккупированной территории, в ноябре 1943 года был завербован германской разведкой и в течение трёх месяцев обучался в школе разведчиков, после чего проводил разведывательную работу по установлению партизанских отрядов в районах: Идрица, Себеж, Опочка, Духново, Пушкинские Горы, Великолукской и Калининской областей.
Вместе с этим Коваль в составе немецких карательных отрядов принимал участие в боях против партизан...».
Все эти изменники Родины, после проведённого предварительного расследования, были переданы по месту их преступлений, где их осудили по закону...
…Такова вкратце история деятельности горьковских чекистов в годы войны. Как видим, деятельность эта была трудной, ответственной, нередко опасной и очень важной для достижения Победы. И сотрудники госбезопасности с честью её выполнили...
Вадим АНДРЮХИН.

Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ