30 ноября 2021, вторник
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

По закону военного времени

18-11-2021
Ровно 80 лет назад, в самый разгар битвы за Москву, наш Нижегородский регион стал упоминаться в Ставке Гитлера. Речь идёт о совещании командующих армиями группы «Центр», состоявшемся 13 ноября 1941 года в белорусской Орше. На нём был объявлен приказ фюрера о продолжении наступления на Москву (второй этап операции «Тайфун»). Согласно этому приказу, 2-й танковой армии генерала Гудериана ставилась задача – после захвата Тулы овладеть городом Горьким...

Для этого следовало прорваться через Рязань к Мурому, а затем, переправившись через Оку, занять Арзамас и нанести решающий удар в направлении Горького. Как известно, прорваться в нашу область врагу так и не удалось – Гудериан увяз в боях под Тулой и Рязанью. Об этом подвиге Красной армии стоит поговорить отдельно. А сегодня затронем тему жизни нашего города в это сложное время, точнее – как город и область готовились к схватке с врагом, Вместе с частями Красной армии огромную роль в этой подготовке сыграли органы государственной безопасности…
Шпион вышел вон
До войны советская контрразведка была составной частью единой спецслужбы Советского Союза – Наркомата внутренних дел (НКВД). В начале 1941 года из ведомства были выделены все разведывательные, контрразведывательные и оперативно-технические службы, занимавшиеся вопросами государственной безопасности. Они образовали самостоятельный Наркомат государственной безопасности СССР – НКГБ. Однако с началом войны снова остро встал вопрос о жёсткой координации усилий всех силовых структур, которым нередко ставились общие задачи. И 20 июля 1941 года было принято решение о повторном объединении аппаратов НКВД и НКГБ в единый Народный комиссариат внутренних дел во главе с Лаврентием Берией. Органы государственной безопасности в этой единой структуре действовали на правах отдельного управления – УНГБ...
Несомненно, что задачей номер один для органов УНГБ была борьба с вражескими шпионами и диверсантами. Уже сам ход войны показал, что мы столкнулись с умным, жестоким и грамотным врагом, который, не останавливаясь на достигнутом, постоянно совершенствовал и расширял свою подрывную работу. Поэтому значение контрразведки и её функций с каждым военным месяцем только возрастало...
В ноябре 1941 года в Горьком был арестован инженер Рихард Фокс, немец по происхождению. Как оказалось, в 1931 году он был завербован разведкой Германии, а на следующий год Фокс выехал в Советский Союз как иностранный специалист. Буквально сразу он начал снабжать своих шпионских начальников информацией о советских предприятиях, в которых ему пришлось работать. Когда к власти в Германии пришёл Гитлер, Фокс попросил политического убежища и получил советское гражданство. Но «политическое убежище» было только прикрытием для продолжения разведывательной деятельности.
Надо сказать, что Фокс не только шпионил, но и вербовал наших инженеров – в 1935 году ему удалось завербовать инженера-конструктора Наркомата тяжёлой промышленности СССР Самойловича, работавшего на Челябинском тракторном (танковом) заводе. И скоро оттуда в германское посольство потекла важная информация оборонного значения. Сам Фокс перед войной устроился работать инженером-механиком в Горьковский трест «Мельстрой». Там его осенью 1941 года и арестовали горьковские чекисты, собравшие к тому времени исчерпывающие данные об истинном облике немецкого «антифашиста». Это было только началом той напряжённой схватки с германскими спецслужбами, которая потом шла на протяжении всей войны. Подробности этой схватки я описал в своей книге «По следу Вервольфа»…
А ещё органы УНГБ в военное время отвечали за всестороннюю поддержку действующей армии и за чёткую работу тыла, причём по самым разным направлениям.
Батальоны просят огня
Так, согласно приказу НКВД за
№ 0014559, 10 октября 1941 года в Горьковской области началось формирование добровольческих истребительных батальонов. На эти батальоны возлагались следующие функции:
– борьба с парашютными десантами противника, уничтожение диверсантов, задержание шпионов и шептунов (распространителей вражеских слухов);
– оказание помощи местным органам НКВД и милиции по поддержанию общественного порядка;
– при необходимости – участие в боях с регулярными частями противника совместно с частями Красной армии и организация партизанских отрядов…
В октябре-ноябре 1941 года в области было сформировано 74 истребительных батальона общей численностью 13 700 человек и несколько лыжных подразделений. Возглавляли батальоны оперативные работники НКВД – до 30% их состава были переведены на казарменное положение...
Когда опасность захвата Горького в 1941 году миновала, из личного состава истребительных батальонов стали формироваться диверсионно-разведывательные отряды и группы, которые направлялись для действий в тылу врага. Например 54 человека добровольцев-горьковчан в феврале 1942 года были направлены в распоряжение 43-й армии Западного фронта. В Смоленской области им предстояло провести тщательную разведку на заданной территории, выяснить дислокацию противника, наиболее укреплённые участки и слабые места в его обороне.
Непростым оказался переход линии фронта, да и весь назначенный маршрут партизанского рейда – отряд вёл непрерывные бои с немецкими карателями и полицаями. Тем не менее рейд по вражеским тылам в целом оказался успешным: уничтожены десятки гитлеровцев, взорваны железнодорожные пути, захвачены ценные разведывательные данные. В начале марта 1942 года отряд вернулся в Горький. Наиболее отличившиеся бойцы отряда были награждены боевыми орденами и медалями. В дальнейшем из этих ребят был сформирован ещё один партизанский отряд, который в том же 1942 году ушёл воевать в Ленинградскую область. И хотя партизаны-горьковчане понесли в том рейде тяжёлые потери, боевую задачу, поставленную им, они полностью выполнили…
Но самой важной задачей тревожной осенью 1941 года для Горьковской области стало строительство масштабного оборонительного рубежа протяжённостью 1134 километра – на юго-западе региона, где ожидался возможный прорыв армии Гудериана. О подвиге горьковчан, которые строили этот рубеж, рассказано и написано уже немало. Я же остановлюсь на личности непосредственного руководителя строительства...
Жил отважный капитан…
В сентябре 1941 года организация работ по сооружению всех оборонительных сооружений вокруг Москвы и в прилегающих областях были возложены на органы НКВД.
Непосредственно в Горьком эта задача легла на плечи заместителя начальника областного Управления НКВД, 26-летнего капитана государственной безопасности Евгения Петровича Питовранова, назначенного на эту должность 30 октября 1941 года.
Любопытный человек этот Питовранов. Он родился в семье священника и учительницы, окончил Саратовское фабрично-заводское училище и Московский электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта. Во время учёбы в институте в 1937 году вступил в ВКП(б). В ноябре 1938 года Питовранов направлен на работу в органах госбезопасности – наверное, это было первое поколение советских чекистов, которые имели не только специальное, но и высшее образование. С июля 1941 года Питовранов приступил к работе заместителя начальника УНКВД Горьковской области – курировал вопросы экономики, промышленности и, как говорилось выше, также на него были возложены обязанности по организации строительства оборонительного рубежа.
Капитан госбезопасности Питрованов успешно справился с поставленной задачей – в тяжелейших осенне-зимних условиях под его непосредственным руководством рубеж был построен в самые короткие сроки. Всего было возведено 1116 дотов и дзотов, построено 2332 огневые точки и 4788 землянок, 114 командных пунктов... За успешно проделанную работу по этому строительству Питовранов был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
А ещё на его подразделение были возложены функции жёсткого контроля над военно-промышленным производством. И не только с точки зрения пресечения шпионской или диверсионной деятельности, но и с точки зрения выполнения плана и обеспечения должного качества продукции...
Например, по инициативе Экономического отдела УНКВД на всех горьковских предприятиях появились специально прикреплённые оперативные работники за отдельными и важными видами производства, а также создавались оперативные группы, которых задействовали в чрезвычайных ситуациях. Как пишут по этому поводу историки спецслужб:
«Оперативные работники смело вмешивались в производство, по нескольку суток находились в цехах, где изготавливались танки, самолёты и миномёты, занимались продвижением вагонов и эшелонов. В случае производственных срывов на каком-нибудь предприятии деятельность оперработников или подразделения, осуществлявших оперативное обеспечение, становилась предметом строгой взыскательности».
Так, в декабре 1941 года строго были наказаны работники Сормовского гор­отдела НКВД за временную остановку производства танков – из-за того, что закончились радиаторы, а запасов не оказалось. По мнению руководства Управления, горотдел должен был своевременно дать прогноз по радиаторам не за пять дней до их полного расхода из запасов, как это имело место, а гораздо раньше, чтобы и партийным, и хозяйственным органам власти можно было принять своевременные меры.
Примерно аналогичная ситуация однажды возникла с танковым производством на Автозаводе – также не оказалось нужных деталей на складах, а новые запчасти ещё не подвезли. Но ситуацию удалось быстро решить: по указанию руководства УНКВД навстречу транспортным грузовикам срочно мобилизовали и направили колонну легковых машин, и на них детали привезли прямо в цеха – таким образом ежедневный график производства сорван не был.
А одна история закончилась настоящим уголовным делом. В 1942 году органы госбезопасности начали тщательную проверку отделов технического контроля (ОТК) разных горьковских предприятий. Дело в том, что из действующей армии стали массово поступать жалобы на качество поставляемой военной продукции. В ходе одной из таких проверок расследовался случай неудачного испытания на полигоне завода номер 92 (артиллерийский – нынешний «Алмаз-Антей») пушки УСВ, в связи с чем задерживалось её принятие на вооружение и ухудшились производственные показатели предприятия. По данным историков:
«Заводская комиссия пыталась вину за происшествие возложить на работников полигона, которые, по её мнению, совершили диверсионный акт. Однако проверка, проведённая сотрудниками УНКВД, показала, что большинство изготовленных на заводе пушек имеют умышленно пропущенные аппаратом ОТК дефекты, которые подлежали обязательному устранению до отправки продукции на фронт. В ходе следствия также использовались рекламации, поступившие из действующей армии или с танкостроительных заводов на артиллерийские системы… Были арестованы начальник ОТК Пономарёв и ряд других работников того же отдела»...
В общем, руководство госбезопасности страны высоко оценило деятельность Питовранова. В декабре 1942 года он ушёл на повышение, на должность начальника УНКВД Кировской области. А далее был большой карьерный взлёт – работа в центральном аппарате, борьба с националистическим подпольем на Западной Украине и в Прибалтике, служба во внешней разведке КГБ СССР. Специалисты говорят, что многие годы генерал Питовранов осуществлял неформальную связь между высшим советским руководством и руководителями стран Запада, лично отчитываясь перед Брежневым и Андроповым…
В общем, прожил он насыщенную и очень интересную жизнь, которая стартовала именно в Горьковской области в тяжёлом во всех смыслах 1941 году…
Вадим АНДРЮХИН.

Сейчас читают


РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Пять способов спасти планету, не прилагая больших усилий


СМЕРТЕЛЬНЫЙ ВИРАЖ

Сын генерала полиции устроил аварию с наездом на детей


АРХИВ