10 декабря 2018, понедельник
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

Вячеслав ГАЛЬЯНОВ: Российское село нуждается в мощной государственной поддержке

29-11-2018

Почему российское село нуждается в мощной государственной поддержке

Вячеслав Николаевич Гальянов, который много лет возглавлял важнейшее для жизни нашей области предприятие ЗАО «Нижегородхлебопродукт», известен не только как опытный управленец и политик, но и как неравнодушный человек. Он прислал в нашу редакцию письмо, где с большой болью поведал о сегодняшних проблемах российского села. Цифры, приведённые там, просто потрясают. Поэтому это послание мы решили полностью опубликовать на страницах нашей газеты. Очень надеемся, что призывы автора для нашей власти не останутся гласом вопиющего в пустыне...

…В последнее время в некоторых нижегородских СМИ появились критические публикации, в которых все беды нижегородского сельского хозяйства объясняются деятельностью бывшего министра сельского хозяйства А.И. Морозова. Мне, знающему сельское хозяйство Нижегородчины, всегда было странно читать подобные опусы – потому что проблему, в отличие от авторов таких статей, я знаю отнюдь не понаслышке. И корни проблемы надо искать не только в сегодняшнем дне, но и в том, что происходило со страной и областью все последние 28 лет, в эпоху так называемых «реформ».

Ищите корни в Немцове

Сначала разберем те цифры и факты, которые приводят критики. Они утверждает, что при Морозове якобы ударными темпами сокращались посевные площади – за 7 лет на 61,3 тыс. га. Однако статистика показывает, что особенно ударными темпами посевные площади во всех категориях хозяйств снижались отнюдь не сегодня, а в период с 1990 года по 1998 годы. Если посевные площади в 1990 году составляли 2100,6 тыс. га, то к 1998 году они уменьшились до 1608,1 тыс. га, то есть сократились на 492,5 тыс. га (данные взяты из сборника «Сельское хозяйство Нижегородской области», 1999 г.).

Элементарный подсчёт показывает, что они снижались по 54,7 тыс. га за год, а при А.И. Морозове снижение было только 8,7 тыс. га в год. Потом критики приводят данные о снижении поголовья крупного рогатого скота – за 8 лет это поголовье снизилось с 328,9 тыс. голов в 2008 году до 270,3 тысячи в 2016 г., то есть на 58,6 тыс. голов. Обратимся опять к статистике. Если в 1991 году во всех категориях хозяйств было 1482 тыс. голов, то в 1999-м их осталось только 666,1 тыс., то есть поголовье сократилось на 816 тыс. голов! Таким образом цифры упрямо говорят о том, что разгром сельского хозяйства в области происходил в 90-е годы прошлого века, когда активно прошел процесс разрушения коллективных хозяйств. Особенно активно и показательно проходил он в нашей области.

Тогда администрацией Нижегородской области совместно с учёными Аграрного института Российской сельскохозяйственной академии и зарубежными специалистами «Международной финансовой корпорации» Мирового банка реконструкции и развития (МФК МБРР) была разработана программа приватизации земли и реорганизации сельскохозяйственных предприятий, получившие известность как программа «Зерно». Иностранцы (вот заботники какие!) принимали активное участие в её финансировании. В целях поддержки программы «Зерно» правительством Российской Федерации в апреле 1994 года выпущено постановление №324 «О практике аграрных преобразований в Нижегородской области», в котором, в частности, предусматривалось выделение Нижегородской области двух миллиардов рублей на реорганизацию сельскохозяйственных предприятий (и это в то безденежное время, когда не выплачивались зарплаты, пенсии и пособия!).

Контроль за реформированием хозяйств осуществлял лично губернатор Нижегородской области Борис Ефимович Немцов, со стороны правительства курировал выполнение программы первый вице-премьер А.Б.Чубайс. В Нижегородской области с 1993 года по 1999 год по программе приватизации было реформировано 274 хозяйства, или 42% от общего количества хозяйств на начало реформирования... Каков же был итог?

Уже к 2001 году прямой ущерб сельхозпредприятиям области только от сокращения производства составил 15 млн долларов, упущенная выгода – 20 млн долларов. С разрушением коллективных хозяйств сократилась и поддержка населения. Если ранее колхозы и совхозы оказывали содействие во вспашке приусадебных участков, транспортных работах, продавали молодняк крупного рогатого скота и свиней, то сейчас животных негде забить, разделать, хранить, а главное – совершенно отсутствует сбыт, в лучшем случае сельхозпродукцию за копейки покупают перекупщики...

Что же касается вины министра Морозова в снижении производства молока, то её я практически не вижу – ну не может один министр, не имея никакой поддержки, всё решать! Тем не менее за последние годы министерством сельского хозяйства была разработана и активно продвигалась программа строительства и реконструкции животноводческих молочных ферм. В ходе реализации этой программы удалось построить и реконструировать более 500 ферм. Надой на корову увеличился почти до 5,5 тыс. литров. В результате за 2017 год валовое производство молока в сельскохозяйственных организациях увеличилось на 4,3%, в крестьянских фермерских хозяйствах – на 3,7%. В этом, несомненно, есть заслуга А.И. Морозова. Значительное снижение надоев допущено только в хозяйствах на 16,9%. Так что эффект от вложенных в реконструкцию животноводческих ферм средств есть...

Вести с полей, как сводки с войны

Ещё одна важная тема, поднятая критиками и освещённая на наш взгляд тенденциозно и однобоко, – это бюджетная поддержка села... Большое спасибо губернатору области Г.С. Никитину, депутатам Законодательного собрания за увеличение поддержки АПК на 20%. Однако надо откровенно признать, что это проблемы в аграрном секторе области не решит. Это проблема прежде всего федеральная. Конечно, можно мечтать о тех объёмах поддержки, которые оказывают селу в других странах. Америка вкладывает в село 24% от бюджета, Европа 33%, в СССР эта поддержка доходила до 21%. Сейчас более 10 лет из федерального бюджета идет поддержка не более 1,7%. Поэтому резкое увеличение бюджетного финансирования для поддержки села маловероятно. И никакой самый хороший министр сельского хозяйства области эту проблему не решит!

Объёмы финансирования определяет агрополитика, осуществляемая исполнительной и законодательной властями. Если более подробно посмотреть на финансовое состояния села России и нашей области, то следует сказать, тут играют свою роль множество факторов. Незначительная помощь государства селу «съедается» снижением цен на сельскохозяйственную продукцию. Это яркая иллюстрация мифа о том, что рынок всё расставит на места. Вот конкретный пример: в 2017 году из федерального бюджета селу было выделено 240 миллиардов рублей. Так вот: от снижения цен на зерно, сахарную свёклу, кукурузу потери составили 120 миллиардов рублей, от снижения цен на молоко село потеряло 12 миллиардов рублей, 12,2 миллиарда рублей остались не использованы и возвращены в бюджет, 69 субъектов РФ не выполняли показатели результативности предоставления субсидий, и им предстоит вернуть в бюджет ещё 65 миллионов рублей. Кроме этого, произошло беспрецедентно наглое повышение цен на ГСМ, да ещё на удобрения, электроэнергию и другие ресурсы, поставляемые селу. Прикиньте, что же в остатке – у нас, например, в области потери только от снижения цен на молоко и зерно составили примерно 1 миллиард рублей!

Ситуация в селе напоминает новое крепостное право. Мы продаём все увеличивающееся количество зерна за рубеж, а основная маржа от экспорта уходит зернотрейдерам, являющимся в большинстве своем иностранными компаниями.

Серьёзным фактором кризиса в сельском хозяйстве является просто дикий разброс цен на продукцию села и промышленности – только за первые семь лет «реформ» из села таким образом изъяты громадные средства. Нарастающим диспаритетом изымаются практически все доходы. Сельские труженики вынуждены работать за копейки, по сути, жертвуя свой недополученный доход, только бы производство могло существовать. Этот недополученный доход оценивается примерно на уровне 100 миллиардов рублей в год.

К этому добавляется еще полный диктат торговых сетей, вынуждающих заключать с ними кабальные договора поставки сельскохозяйственной продукции на крайне невыгодных для производителей ценах. Достаточно сказать, что их торговые наценки на товары достигают 70 и более процентов. К тому же агрохолдинги агрессивно захватывают рынки, их концентрация приобретает гипертрофированные размеры – так, в настоящее время на трёх ведущих агрохолдингах страны приходится более 20% мяса.

Около 50% сельхозорганизаций не получают господдержку вообще, либо получают ее в минимальном размере. Правительство призывает выращивать больше продукции, но при этом не закупает большей части урожая по фиксированной цене для госрезервов, хотя эта проблема напрямую касается вопроса национальной безопасности. В результате кредиторская задолженность села в целом по России далеко перевалила за отметку 2,2 триллиона рублей, а по области общая закредитованность сельскохозяйственных предприятий – 17 миллиардов рублей, фермерских хозяйств – 800 миллионов рублей. То есть на каждого работающего на селе приходится по 712 тысяч рублей кредита.

Серьёзную озабоченность вызывает ситуация с наличием техники, прежде всего тракторов и комбайнов. Если в 1991 году в хозяйствах было в наличии 27 тысяч 843 трактора, то 2017 году их осталось только 4189 штук. Не лучше и ситуация с зерноуборочными комбайнами. Если в 1991 году их было 7 тысяч 374 штуки, то в 2017 году осталось только 949. Кроме количественных показателей беспокоит еще разномарочность техники иностранного производства. Иностранная техника хороша только в короткий гарантийный период, как только он заканчивается, то на поддержание техники в работоспособном состоянии приходится затрачивать астрономические суммы...

Сила – в единстве

Выход тут только один – это, по мнению многих учёных и инженеров-практиков, вернуться к созданию сети машинно-тракторных станций, или МТС, которые подняли село в 30-е годы прошлого века. В теперешних условиях магистральным путём для возрождения села должно стать соединение кооперации с системой МТС. Притом МТС, МТК – машинно-технологические станции, машинно-технологические компании должны создаваться преимущественно на кооперативной основе. Кооперация в инженерном деле позволит при сравнительно небольшой поддержке государства, дать больший эффект, чем распыление техники по всем хозяйствам. Но эта работа не одного года и не одного пятилетия...

Как видите, если трезво посмотреть правде в глаза, картина вырисовывается не радостная. Вся наша беда в том, что крестьян разобщили, их искусственно разделили, тем самым нарушили наши вековые традиции общинности, взаимопомощи и взаимовыручки. Да и работать на земле в нашем суровом климате по-другому, по сути, и нельзя. Традиции русской общины нашли своё воплощение в колхозной артели. А каким замечательным способом была организация труда в русской артели – там никто не мог увильнуть от выполнения своих обязанностей, все получали оплату по своему труду!

Разобщённость сельхозтоваропроизводителей – мелких, средних, а порой и крупных – лишает их доступа к конечному потребителю, а следовательно, лишает их возможности получать достойную долю в конечной цене реализованной продукции. Только кооперация позволит объединением увеличить силы крестьян и ослабить гнет и прибыль посредников.

Без объединения усилий аграриев, их выхода на рынок решить проблему эффективности и доходности практически невозможно. Существует мнение, что кооперация предназначена главным образом для малых форм хозяйствования. Но это абсолютно не так, сельхозкооперация может и должна охватывать как малые формы хозяйствования, так и средние и крупные.

Одна из главных проблем в том, что крестьяне не хотят объединяться, не доверяют друг другу и другим участникам рынка. Поэтому важно создать такие условия, такие льготы, чтобы фермеры с охотой шли в кооперативы. Эту тяжелейшую работу надо начинать, выводя сельское хозяйство из дикого рынка, через прямое государственное участие и руководство отраслью. Требуется обеспечить максимально льготные условия реализации продукции кооперативам. Определить меры моральной и материальной заинтересованности в развитии кооперации руководителей всех уровней исполнительной власти. Разработать и принять долговременную комплексную программу создания и развития кооперативов в Нижегородской области...

В идеале каждый крестьянин должен знать, сколько ему и каких культур посеять, по какой примерно цене он их реализует, чтобы он мог реально планировать деятельность своего хозяйства. Конечно, сделать это далеко не просто, но поставить такую цель хотя бы в перспективе – крайне необходимо!

Вячеслав ГАЛЬЯНОВ.


Популярное


ПРИШЛА И ГОВОРЮ

Свое первое интервью новый министр культуры Надежда ПРЕПОДОБНАЯ дала нашей газете


Сейчас читают


НЕ ЛОМАЙ «КОМЕДИЮ»!

 Артисты нижегородского театра судятся с Пенсионным фондом, который запутался в жанрах


МОЛОДАЯ БЫЛА НЕМОЛОДА

Лидия Федосеева-Шукшина рассказала нам, зачем она в 80 лет вышла замуж


АРХИВ