14 декабря 2018, пятница
ОБЛАСТНОЙ ВЫПУСК

Секретные материалы

МАРШАЛЬСКИЙ ЖЕСТ

22-11-2018

Кто при Сталине хотел отдать Дальний Восток японцам

80 лет назад, в ноябре 1938 года, во внутренней тюрьме НКВД СССР скончался легендарный герой Гражданской войны, маршал Советского Союза Василий Блюхер. Он умер во время следствия, которое обвиняло маршала в измене Родине... Сегодня официально считается, что Блюхер пал жертвой незаконных сталинских репрессий. Но так ли это было на самом деле?

Мне уже не раз приходилось писать о личности маршала Блюхера, в том числе и на страницах нашей газеты. Даже самое поверхностное изучение его дела заставляет сомневаться в «невиновности» маршала. Потому что непосредственной причиной его ареста стали неудачные бои с японцами на озере Хасан, в ходе которых вверенные Блюхеру войска Дальневосточного военного округа понесли неоправданно большие потери.

Дырявая граница

Как выяснилось позднее, бывший герой Гражданской войны и командующий Дальневосточным округом маршал Блюхер уже давно деградировал как военный человек, несмотря на былую славу и все бодрые рапорты и отчёты, которые маршал регулярно посылал в Москву. Войска округа, по сути, были предоставлены сами себе. Вся служба дальневосточных красноармейцев проходила главным образом на всевозможных гражданских стройках и на колхозных полях, куда бойцов сгоняли как дешёвую рабочую силу. В итоге: пехотинцы не умели стрелять, танкисты слабо знали свои машины, а лётчики изучали самолёты в теории без практических вылетов.

И ведь это происходило не где-нибудь, а на очень тревожной дальневосточной границе, возле которой существовала очень агрессивная в отношении нашей страны Японская империя. Поэтому эта граница в любой момент могла превратиться в настоящую линию фронта – кстати, Дальневосточный военный округ тогда официально именовался Дальневосточным Краснознамённым фронтом, что само по себе говорило об очень непростой военно-политической обстановке, сложившейся в регионе...

В последних числах июля 1938 года японцы силой двух пехотных полков захватили две спорные приграничные сопки на озере Хасан. Москва отдала приказ Блюхеру дать врагу жёсткий вооружённый отпор. Но маршал повёл себя очень странно. Он неожиданно стал доказывать, что в конфликте виноваты… наши пограничники, якобы самовольно занявшие кусок чужой территории, и что спорные земли надо отдать врагу! Позднее в специальном приказе народного комиссара обороны Климента Ворошилова от 4 сентября 1938 года по этому поводу было сказано следующее: «Даже после получения указания... о точном выполнении решений Советского правительства и приказов Наркома т. Блюхер не меняет своей пораженческой позиции и по-прежнему саботирует организацию вооружённого отпора японцам».

Дело дошло до того, что 1 августа 1938 года в разговоре по прямому проводу Сталин был вынужден прямо спросить у маршала: «Скажите, товарищ Блюхер, честно, есть ли у вас желание по-настоящему воевать с японцами? Если нет у вас такого желания, скажите прямо, как подобает коммунисту, а если есть желание, я бы считал, что вам следовало бы выехать на место немедля…».

Только после этого разговора Блюхер наконец начал выдвигать в район конфликта войска. И сразу же наружу выползли плачевные итоги всей предшествующей блюхеровской деятельности. Вот что пишет историк Игорь Пыхалов:

«Советские войска выступили к границе совершенно не готовыми. Ряд артиллерийских батарей оказались в зоне боевых действий без снарядов, запасные стволы к пулемётам заранее не были подогнаны, винтовки выдавались не пристрелянными, а многие бойцы прибыли вовсе без винтовок, с деревянными гранатами. У командиров не оказалось карт района конфликта. Все рода войск оказались абсолютно не способными маневрировать».

В общем, хоть спорные сопки и удалось в конце концов отбить силами целой дивизии, но потери были страшные – тысяча убитых и почти четыре тысячи человек – ранены... Неудивительно, что возникли сильные подозрения насчёт Блюхера. Поначалу его отстранили от должности командующего войсками Дальневосточным фронтом, а потом уже последовал и арест...

Самая распространённая на сегодня версия, которая объясняла столь странное поведение маршала, – сугубо личными качествами самого Блюхера. Он фактически превратился в эдакого царька очень удалённого от Москвы региона. От бесконтрольности и безнаказанности у него, что называется, «голову снесло». Деградация как личности проявлялась не только в том, что он забросил военную работу, но и в том, что всё своё свободное время Блюхер проводил в пьяных оргиях с прихлебателями из числа военных и партийных деятелей Дальнего Востока. В 1932 году он развёлся со своей очередной – то ли второй, то ли третьей женой – женившись на 17-летней девице, которая была втрое младше его... Так что тут уж точно не до командования округом было!

Против большевизма хоть с японским чёртом

Однако если копнуть поглубже, всё выглядит не так уж просто. Ещё с середины 30-х годов в центральный аппарат НКВД стали регулярно поступать агентурные сообщения о планах Блюхера... отделить Дальний Восток от Советского Союза, чтобы стать полновластным правителем региона! Клевета, скажете вы. Может быть, но как тогда объяснить сообщение легендарного советского разведчика Рихарда Зорге от 14 декабря 1937 года, извещавшего Москву о следующих политических целях японцев: «Ведутся серьёзные разговоры о том, что есть основания рассчитывать на сепаратистские настроения маршала Блюхера, а потому в результате первого решительного удара можно будет достигнуть с ним мира на благоприятных для Японии условиях»...

А совсем недавно, в 2015 году, вышла интересная книга американского историка Никиты Моравского о его отце, Валериане Моравском, известном деятеле сибирского областничества эпохи революции. Областничество – это такое политическое течение сибирской интеллигенции, которое ещё с конца XIX века выступало за максимальную автономию Сибири от Центральной России. Во время Гражданской войны областники действовали внутри всевозможных антисоветских «правительств», которые во время Гражданской войны в большом числе водились на Дальнем Востоке.

С установлением советской власти они вместе с прочими белыми ушли в эмиграцию, где ничуть не снизили свою активность. Особо здесь стоит выделить политический штаб областников, так называемый «Совет уполномоченных организаций автономной Сибири» (СУОАС), где немаловажную роль играл тот самый Валериан Моравский, проживавший сначала в Харбине, а потом в Шанхае. Областники в это время сильно сблизились с японцами. И в 1925 году появился очень интересный документ – это секретная договорённость между областниками и представителями японских властей о действиях против Советского Союза и мирового большевизма.

Помимо стандартных антисоветских заявлений, характерных для любого эмигрантского документа той поры, там есть весьма любопытные вещи. Например, областники намеревались при помощи японцев свергнуть коммунистическую власть на востоке Советского Союза, чтобы потом создать здесь «Сибирское независимое государственное образование, устраняющее непосредственное политическое, экономическое и территориальное соприкосновение с СССР и препятствующее проникновение в Японию большевизма». Говоря проще, речь идёт об образовании марионеточного сибирского государства антисоветского характера, находящегося под эгидой Японии!

А теперь – внимание. Сын областника Моравского пишет в своей книге, что примерно в это же самое время его отец установил очень тесный неформальный контакт с красным героем Василием Блюхером, который тогда, в середине 20-х годов, возглавлял советскую военную миссию в Китае. Судя по всему, этот контакт Валериан Моравский осуществлял через бывшего полковника царской армии Александра Гущина, который находился на официальной службе советской миссии. В связи с этим сын Моравского с своей книге пишет: «...припоминается, что в своём бумажнике отец хранил маленькую фотографию Блюхера. Она продолжает интриговать меня: была ли у отца какая-либо связь с ним? После смерти отца его бумажник пропал, как и ряд других личных вещей»...

Зачем Блюхеру понадобились такие вот секретные контакты с сибирскими сепаратистами, да ещё ориентированных на Японию? Не в связи ли с личными политическими планами, весьма далёкими от государственного единства Советского Союза? Не о том ли уже в 30-е годы предупреждали Москву Рихард Зорге и другие советские разведчики? И не с этим ли связано пораженческое настроение самого маршала во время конфликта на озере Хасан?

Последний поход генерала

И ещё один интересный момент. Среди областников водились не только гражданские люди. Были среди них и военные. Например, генерал Анатолий Пепеляев, один из лучших белых командиров Гражданской войны. В 1922 году под бело-зелёным знаменем областничества он попытался свергнуть советскую власть в далёкой Якутии. Поход провалился, Пепеляев попал в плен и был осужден на длительный, 10-летний тюремный срок. Сидел он в Ярославском политизоляторе, но сидел как-то очень странно: в тюрьме ему позволили вести самую широкую переписку, в том числе и с заграницей.

Так, он регулярно получал послания от жены, жившей в эмиграции в Харбине. Но не только от неё. С ним связался другой генерал, Вишневский, старый соратник Пепеляева ещё по Гражданской войне, также обитавший на территории Китая. Мало того, Вишневский через различные кодовые слова и намёки в своих письмах фактически призвал товарища создать подпольную антисоветскую организацию в Ярославле, и в НКВД почему-то не обращали внимания на эти явно вражеские инструкции.

А в 1936 году Пепеляева выпустили из тюрьмы, его отвезли в Москву, где устроили ему просто шикарную экскурсию с хорошими ресторанами и культурной программой. А потом генерала-областника поселили в Воронеже, в самую дорогую гостиницу «Бристоль», где Пепеляева регулярно навещали высшие чины НКВД из Москвы. Но в 37-м году всё резко изменилось, Пепеляев вновь был арестован, выслан в Новосибирск, где его быстро расстреляли...

Что же стояло за всей этой очень странной эпопеей генерала? Внятного ответа нет до сих пор. Известный российский писатель Леонид Юзефович, биограф Пепеляева, полагает, что всё это было крупной игрой высшего руководства НКВД во главе с наркомом Генрихом Ягодой. Поначалу, видимо, через переписку с Харбином пытались поставить под контроль антисоветскую работу белой эмиграции. А потом, возможно, у НКВД возникла идея создания фальшивой подпольной организации с участием недобитых белогвардейцев и прочих врагов народа, чтобы потом с шумом и треском её «разоблачить» и получить за это очередные награды и повышения, – мол, для этого и выпустили Пепеляева из тюрьмы и устроили ему на воле сладкую жизнь. Но Ягода сам попал под каток репрессий, его план рухнул, а заодно и убрали ставшего никому ненужным Пепеляева.

Может быть... Но уж больно долго возились чекисты с этим генералом, почти с десяток лет, слишком долго для оперативной комбинации. Поэтому у меня есть другая версия. Кому-то в НКВД приглянулись идеи областничества, и кто-то через Пепеляева попытался наладить с областниками и японцами связь – сначала через тюремную переписку генерала, а потом уже и после его освобождения. Но в 1937 году началась масштабная чистка в армии и НКВД. Это сильно испугало высокопоставленных изменников, и они начали зачищать следы. Поэтому генерал стал опасным свидетелем, поэтому его и убрали столь быстро и поспешно...

…Кстати, не по той ли причине в тюрьме умер и маршал Блюхер ещё до окончания следствия? Если эта версия верна, то получается, что антигосударственная измена в пользу японцев гнездилась не только в Красной армии, но и в органах госбезопасности. А это уже по-новому заставляет смотреть на сталинские репрессии 30-х годов...

Вадим АНДРЮХИН.


Популярное


ПРИШЛА И ГОВОРЮ

Свое первое интервью новый министр культуры Надежда ПРЕПОДОБНАЯ дала нашей газете


Сейчас читают


НЕ ЛОМАЙ «КОМЕДИЮ»!

 Артисты нижегородского театра судятся с Пенсионным фондом, который запутался в жанрах


МОЛОДАЯ БЫЛА НЕМОЛОДА

Лидия Федосеева-Шукшина рассказала нам, зачем она в 80 лет вышла замуж


АРХИВ